Morrigan33
Улыбаемся и машем!
Что-то меня в последнее время накрыло темой Гюгоробовских отношений. Вообще в соционических фика отношениях этих дуалов не жалуют, видимо считают слишком скучными по сравнению с африканскими страстями агрессоров и виктимов. А я люблю писать о разных типах отношений.
И вот внезапно родился вот такой текст. Изначально я вдохновилась вот этим артом savepic.ru/11762220.jpg , точнее его правым углом, и думала написать фик по Рубкам. Но потом история обросла деталями и в итоге я решила, что она будет лучше смотреться в виде ориджа.

Название:Пикап-мастер
Персонажи: Роб\фем!Гюго, Нап, Гамлет, фем!Бальзак
Рейтинг: PG-13
Жанр: гет, романтика, флафф, юмор, повседневность вспомним студенческую жизнь
Предупреждение: жаргонизмы

- Восемнадцать ноль-ноль. Встреча у торгового центра. Пойти в кафе. Она любит «Иль-Патио» и пиццу пипперони. Семнадцать ноль-ноль. Идем в кино. Девять ноль-ноль. Провожаю ее домой… И что это за дерьмо, мелкий?
Славка помахал в воздухе бумажкой.
- План свидания, - буркнул Лёнька.
Он не пытался отобрать бумажку у Славки силой, еще в детстве уяснив, что со старшим братом драться бесполезно. Проще потерпеть и дождаться, пока Славке надоест прикалываться.
- А где же в твоем плане секс? – Славка не унимался.
Лёнька тысячу раз проклял свою кожу, которая, как бы он ни старался, всегда заливалась позорным румянцем. Вот ведь! Двадцать лет, а все краснеет как девчонка. Да еще при Славке.
- Какой может быть секс на первом свидании? – проворчал Лёнька.
- Очешуительный, - с апломбом произнес Славка и, посмотрев на Лёньку с привычной тому смесью презрения и жалости, добавил, - но у тебя скорее получится нелепый. Ставлю сотню, что ты слажаешь.
Лёнька хмуро молчал.
- Ты хотя бы поцеловать ее собираешься? – продолжал допытываться Славка.
Возможно, он не просто издевался, а действительно беспокоился о личной жизни непутевого, на его взгляд, брата. Просто проявлял заботу в своей особой раздражающей манере.
- Если будет подходящий момент, - прошептал Лёнька.
- Ты обязательно должен ее поцеловать, иначе она решит, что ты помешанный на книжках зануда. Нет, ты, конечно, такой и есть, но ей об этом знать не обязательно.
Славка громко шлепнул по столу бумажкой с планом, Лёнька аж подпрыгнул.
- В общем, слушай сюда. Веди ее на романтичный фильм, бери билеты на здание ряды. Девчонок всегда прет эта тема с местами для поцелуев. Когда герои на экране начнут обжиматься, ты тоже как бы невзначай обними ее за плечи. Дальше склоняешься к ее губам и целуешь. Первый раз лучше без языка. Стоп. Ты ведь у нас целоваться не умеешь. Тогда потренируйся вон на помидорах. Или на Темыче.
Внутри у Лёньки уже все кипело, еще немного и он взорвется. Тогда драки уже не миновать, и о свидании можно забыть. Кто же ходит на свидания с фингалом под глазом? Разве что уголовники.
Но тут на помощь Лёньке пришел свесившийся с верхней койки Темыч.
- Ты сам-то не опаздываешь на свиданку, пикап-мастер? - особым, только ему присущим ехидным тоном осведомился он у Славки. – Уже полпятого.
- Ах, ты ж ебт!
Славка заметался по комнате: быстро натянул футболку, обул кроссовки и, подхватив сумку, вылетел за дверь. Лёньке оставалось только завидовать: сам бы он потратил на сборы не меньше часа, мучительно выбирая между рубашкой и футболкой, а затем между брюками и джинсами. Но все равно выглядел бы в итоге по-идиотски.
- Ты только не обижайся, Лёнька, но твой братец – свинья, - брезгливо произнес Темыч.
- Свинья свиньей, но девушки на него так и вешаются, - проворчал Лёнька.
- Не девушки, а шлюхи, - безапелляционно заявил Темыч. – Если на первом свидании ты потащишь нормальную девушку в постель, она сбежит. Та, которая побойчее, еще и в морду даст. Я бы и с поцелуем советовал быть поосторожнее. Тут действительно нужно поймать подходящий момент. Поцелуй ее, когда почувствуешь, что она ждет этого.
Лёнька совсем скис. Почувствовать? Как, черт возьми?! И почему все так сложно? Почему нельзя просто спросить девушку: «Ты не против, если я тебя поцелую?». Возможно, лучше если она сама проявит инициативу? Нет! Он – мужчина! Значит проявление инициативы – его долг!
Видя, как на лице Лёньки выражение паники сменяется решимостью, а затем отчаянием, Темыч тяжко вздохнул.
- Знаешь, наплюй на все советы. Веди себя естественно. Если ты не понравишься ей такой, какой есть, зачем тебе вообще эти отношения?
- Я естественный – помешанный на книжках зануда, - упавшим голосом сказал Лёнька.
- Ты – начитанный интеллектуал, - возразил Темыч. – Придумай для нее необычный комплимент, что-то отличающееся от набивших оскомину «вау, какая ты красивая». Перескажи ей сюжет недавно прочитанной книги. Или легенду о звездах. Да хоть стихи почитай.
Лёнька задумался. У Темыча, конечно, опыт общения с девушками большой (хоть и не такой космически-огромный, как у Славки), но Лёньке все равно не верилось, что современным девушкам будет интересно слушать стихи Гумилева или истории о звездах. К тому же его Наташа была далеко не тургеневской барышней. Лёньке до сих пор не верилось, что такая яркая красавица согласилась пойти на свидание с бледным ботаником, вроде него. Его разрывали два мучительных желания: с одной стороны – он хотел понравиться Наташе, с другой – не хотел притворяться и изображать из себя мачо а-ля Славка.
Лёнька с тоской взгляну на часы. Пора было собираться. Его еще ждал тяжелейший выбор между рубашкой и футболкой.
***
Свидание проходило не слишком хорошо. Сперва Лёнька лишился дара речи, увидев, как Наташа плывет к нему по улице. В ее медовых кудрях запутывались лучики вечернего солнца. Подол желтого платья при каждом шаге очерчивал стройные ноги. Но чудеснее всего была ее сияющая открытая улыбка. Наташа вся словно была соткана из света. Заранее заготовленные комплименты вылетели из головы, Лёнька смог только проблеять: «Привет».
В кафе говорила в основном Наташа, нахваливала пиццу, в красках описывала, как сама пробовала ее готовить, задавала Лёньке вопросы о его любимой еде. Он понимал, что она пытается поддерживать разговор, но отвечал односложно. Однажды он уже совсем собрался рассказать о том, как они с Темычем работали летом развозчиками пиццы, однако в итоге решил, что это слишком скучно, и промолчал.
Кино спасло Лёньку от необходимости придумывать темы для беседы. Там можно было молчать, лишь изредка комментируя происходящее на экране. Билетов на места для поцелуев им с Наташей не досталось. Создавалось ощущение, что все парочки из близлежащих районов внезапно собрались в кино и оккупировали последние ряды. Но Лёнька был уверен, что даже если бы они сидели сзади, он бы все равно не решился Наташу не то, что поцеловать, но даже за руку взять.
Хорошо хоть фильм ей понравился. Когда они вышли из зала, она шумно восторгалась игрой актеров и утирала слезы умиления.
- Так здорово видеть, когда отчаявшемуся человеку возвращают вкус к жизни, - сказала она.
- Ага, - согласился Лёнька. – Побольше бы таких жизнеутверждающих фильмов, а то сейчас слишком много чернухи снимают.
Они немного поговорили о кино, пока шли по торговому центру к выходу.
- Я тебя провожу? – несмело спросил Лёнька, надеясь, что такой вопрос не прозвучит как попытка набиться в гости.
- Да мне недалеко, - Наташа улыбнулась. – Я специально выбрала торговый центр, чтобы идти было ближе.
- Все равно девушке не стоит ходить вечером одной, - Лёнька предпринял последнюю отчаянную попытку остаться с Наташей подольше, понимая, что со стороны его лепет выглядит жалко.
Наташа звонко рассмеялась.
- Не стоит ходить одной… Ты такой старомодный!
Старомодный. Все. На отношениях с Наташей можно ставить жирный крест. Ни одна девушка не будет встречаться со старомодным придурком.
Лёнька вздрогнул, почувствовав, что Наташа взяла его под руку.
- Немного старомодности не повредит, - она продолжала улыбаться.
Они шли под ручку по набережной, как кавалер и дама из девятнадцатого века. Разговор опять не клеился. Лёнька соображал, не настал ли тот эпохальный момент, когда он может поцеловать Наташу. Кроме спазмов в желудке он ничего такого особенного, о чем говорил Темыч, не ощущал.
Становилось прохладнее. На небе загорались первые звезды.
Наташа чуть сильнее прижалась к руке Лёньки, заставив его вздрогнуть от неожиданности. Это сигнал к тому, что она ждет поцелуя? Или нет?
- Сегодня такие яркие звезды, - обронила Наташа.
«Расскажи ей легенду о звездах», - вспомнились Лёньке наставления Темыча.
Может быть, стоит попробовать? Он в свое время увлекался астрономией.
- Да, сегодня много созвездий видно, - собрав всю свою решимость в кулак, Лёнька чуть ближе наклонился к Наташе, так что его щека почти касалась ее щеки, и указал на небо.
- Видишь, вон там созвездие Ориона. Две трапеции, соединенные друг с другом. И из верхней торчат две руки.
Вглядываясь в небо, Наташа очаровательно наморщила лоб.
- Ага, вижу. Как будто торс и нижняя часть тела человека.
- Поэтому его и назвали Орион. По греческому мифу жил такой охотник, он преследовал прекрасных сестер-Плеяд. Чтобы их спасти, верховный бог Зевс превратил их в звезды, а Ориона в наказание обрек вечно гнаться за ними по небу, но никогда не догнать.
- Надо же, какой горячий парень этот Орион, - задумчиво протянула Наташа.
Лёнька спохватился: история о преследующем девушек охотнике не слишком подходила для свидания. Но куда деваться, если все греческие мифы – сплошная порнография похлеще «Игры Престолов»?
- Вон видишь на плече Ориона красную точку?
- Вижу!
- Это Бетельгейзе. Одна из самых крупных среди известных нам звезд. Интересно, что ее диаметр изменяется со временем, но ученые до сих пор не могут определить, почему.
- Я думаю, мы вообще очень мало знаем о космосе, чтобы быть в чем-то уверенным на сто процентов, - вдумчиво сказала Наташа. – Но мне кажется, это даже хорошо. Пока мы мало знаем, то можем фантазировать. Например, представить, что возле Бетельгейзе живут инопланетяне-осьминоги.
Она хихикнула, и Лёнька впервые за этот день искренне улыбнулся.
- На самом деле это не тебе первой это пришло в голову. Один из героев книги «Автостопом по галактике» родом с планеты возле Бетельгейзе.
- Да? А кто? Я уже давно читала, не помню.
Лёнька удивился, что она вообще читала фантастику.
- Форд Префект.
- А-а-а… мне больше нравился Зафод, он прикольный. Остальные какие-то скучные, да и вообще мне книга не особо понравилась. Подруга ее нахваливала и практически силком заставила прочитать. Сама она от нее тащиться, особенно от Марвина, но мне история показалась какой-то депрессивной.
- Мне тоже, - согласился Лёнька, радуясь, что в чем-то их мнения совпали. – В «Автостопом», конечно, много разных интересных философских мыслей, но я не люблю мрачный юмор в духе «все плохо, а потом будет еще хуже».
«Потому что сам по жизни депрессивное говно, и такие шутки еще больше вгоняют меня во мрак», - вслух он этого, естественно, не произнес.
Лучше продолжить рассказы о звездах. Похоже, дело хорошо пошло.
- Вон там Ригель, по-арабски это значит «нога».
Наташа хохотнула.
- Он считается одной из самых мощных звезд. По крайней мере, из тех, что нам известны. А вон там Беллатрикс…
Они шли медленно, часто останавливаясь, чтобы получше рассмотреть звезды, поэтому дорога до дома Наташи вместо получаса заняла почти два. И все это время они говорили. О том, в чем он хорошо разбирался, Лёнька мог рассказывать без смущения. Как ни странно, Наташа слушала его с искренним интересом, пожалуй, так внимательно его слушали только преподы на экзаменах да Темыч, когда Лёнька объяснял ему лабы.
Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, и вот они остановились перед подъездом Наташиного дома. На миг Лёнька пожалел, что она живет не в общаге, но тут же подумал, что так даже лучше. В общаге Славка бы наверняка их подкараулил и все испортил.
- Спасибо за сегодня, - Наташа не спешила отпускать его руку. – Было весело.
- Мне тоже, - Лёнька замялся, не зная, что еще сказать.
Может быть, вот он, тот самый момент? А вдруг нет? Наверное, все же не стоит пытаться ее поцеловать, так он только все испортит.
И вдруг теплые мягкие губы коснулись его губ. Это длилось всего лишь секунду. Но за это время успела родиться и умереть целая вселенная.
Когда Лёнька пришел в себя, Наташи уже исчезла в подъезде. Лишь мелькнул за дверью край ее желтого платья.
Еще несколько минут Лёнька стоял на месте, не в силах пошевелиться. Потом посмотрел на небо и лихо подмигнул Ориону.
***
- Ну, и как у тебя все прошло с этим ботаном? – в своей обычной грубоватой манере спросила Дина и затянулась сигаретой.
Они с Наташей стояли на пятачке возле университетского корпуса, где собирались курильщики. Сама Наташа табак не переносила, но терпела ради лучшей подруги. Она уже пару лет как отказалась от попыток отучить Дину курить.
- Не называй его ботаном, - немного обиженно проговорила Наташа. – Он очень милый. Так интересно рассказывал мне про звезды.
- О-о-о, романтично, - Дина хохотнула. – И наверняка он сказал что-то вроде: «Вон та звезда покровительствует влюбленным», а затем нежно обнял тебя за талию и стр-р-растно поцеловал.
- Неа, мы даже не обнимались, - зная, что подруга ждет пикантных подробностей, Наташа не удержалась и показала Дине язык.
У той вытянулось лицо.
- Он не пытался тебя потискать? Точно, все ботаны – импотенты. Не связывайся с ним.
- Мне Лёня понравился, - необычно серьезно для себя произнесла Наташа. – Знаешь, он единственный из парней, с которым я встречалась, кто смотрел мне в глаза, а не на грудь. Здорово, что он не пытался зажать меня в углу и облапать.
«Думаю, он был бы не прочь тебя облапать, но выбрал более сложный путь для доступа к телу. И не только к телу. Что ж, это делает ботану честь», - Дина предпочла оставить свои мысли при себе.
В кои-то веки Наташа нашла хорошего парня, так что не стоило язвить.
- Кстати, ты знала, что твоя любимая героиня из «Гарри Поттера» получила имя в честь звезды в созвездии Ориона? Беллатрикс, - зачастила Наташа.
Дина изумленно вскинула бровь, она считала себя достаточно начитанной, но никогда особо глубоко не закапывалась в какие-то темы.
- Это Лёнька тебе рассказал?
- Ага, и еще…
За несколько минут восторженная Наташа вывалила на Дину кучу информации о звездах, так что та взмолилась о пощаде.
- Где там Лёнька? Выноси-ка мозги ему.
- Вон он! – радостно воскликнула Наташа, помахав рукой высокому худому парню в дурацком галстуке с крокодилами.
Дина прищурилась, рассматривая спутников Лёньки. Своего однокурсника Темыча она узнала, а вот вторым оказался…
- Твою мать, это ж Самсонов! – охнула она.
- Ага, это Слава, брат Лёни, - кивнула Наташа.
- Лёнька брат того самого Самсонова?! Главного кобеля третьекурсников?!
Наташа поморщилась, она не любила, когда Дина ругалась, но затем хитро прищурилась.
- Хочешь, познакомлю?
Дина задумалась.
- Возможно, как-нибудь попозже, - на ее губах появилась хищная ухмылка. – Это будет… забавно.
Нет ничего веселее, чем троллить таких вот самоуверенных Дон Жуанов.
Наташа птичкой порхнула к своему Лёньке, о чем-то защебетала. Лёнька заметно покраснел. Дина подивилась, что остались еще на свете парни, умеющие краснеть. Это выглядело даже мило. Она была рада за Наташу.
У наблюдавшего за парочкой Славки отвисла челюсть.
- Э… это подружка мелкого? – ошалело выдавил он.
- Ага, - подтвердил Темыч, ощущая, что-то подозрительно похожее на мстительное торжество.
Славка ожила, что девушка Лёньки окажется ботаничкой под стать ему. Страхолюдным синим чулком в вытянутой вязаной кофте и очках с роговой оправой. Этакая Катя Пушкарева. Славка никак не ожидал увидеть рядом с Лёнькой длинноногую красотку с буферами четвертого размера.
- Ха, да я ее у него на раз отобью, - заявил Славка.
Темыч загадочно улыбнулся.
- Вряд ли у тебя это получится. Ведь наш Лёнька настоящий пикап-мастер.

@темы: фанфик, соционика