12:18 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
Пусть первый пост в новом году будет с ориджиналом, чтобы так сказать вдохновлять на весь год.
Продолжение серии, которую я сама называю "Макс в альфятнике или придурки в космосе". Это серия рассказов, связанных героями и миром, но сквозного сюжета нет - просто отдельные приключения команды космических дальнабойщиков, которые изредка перемежаются более суровыми по тону флэшбеками. Психологической глубины нет и не будет. Каких-либо уроков и нравоучений тоже.

Новая часть задумывалась как интересное приключение, с неожиданными поворотами. Насколько хорошо получилось, судить не мне. Буду благодарна, если кто-то зачтет.
Для желающих ознакомиться с серией сначала:

Т.к. текст вышел очень большой и даже в комменты продолжение запихать сложно - предлагаю желающим дочитать на моей странице на самиздате samlib.ru/editors/k/kondjurina_m_a/kogdakelli-k...

Когда Келли-Келли скучно
В рубке «Ласточки» было тихо, только едва слышно гудели старые компьютеры, да временами попискивал радар.
- Скукота-а-а-а!
Келли-Келли удлинила руки и сплела их над головой, изобразив символ бесконечности.
- Я скоро сдохну со скуки! Напал бы на нас кто-нибудь, что ли?
Чарис отвернулась от экрана радара и наградила Келли-Келли убийственным взглядом.
- Ракету тебе в глотку. Очень надеюсь, этот полет в кои-то веки будет спокойным, без погонь и перестрелок. Нам остался всего один гиперпереход до рекорда, так что не сглазь.
На Келли-Келли суровая отповедь впечатления не произвела. На нее вообще мало что могло подействовать, кроме хорошего подзатыльника. Чарис уже смирилась.
- Последний переход. Последний переход, – Келли-Келли принялась раскачиваться в кресле. – А что толку? Мы летим до этой занюханной планетки уже третью неделю, наверняка там будет такая же скучища. У нее даже название скучное. Бара-Бара… Нет. Боро-Боро… Опять не то… Да как же ее…
- Барбадос, - подсказал Тоби.
По расфокусированному взгляду Чарис поняла, что он рассматривает невидимый для других экран своего нового компьютера. Последнее слово техники. Суперсовременная модель, представляющая собой всего лишь маленький серый диск. Он крепился на висок и проецировал виртуальный экран и клавиатуру непосредственно в мозг, поэтому никто, кроме Тоби, их не видел, если он сам того не пожелает. Очень удобно, особенно когда рядом крутится такая любопытная личность, как Келли-Келли, так и норовящая залезть в твой компьютер и прочитать личные файлы.
Тоби потратил на новый гаджет всю зарплату и теперь собственноручно латал свой единственный комбинезон, но зато мог покрасоваться классной техникой. Чем сейчас и занимался.
- Между прочим, Барбадос не такая уж и скучная планета, - важно произнес Тоби. – Три пятых его суши заняты тропическими джунглями. В них есть растения и животные, которых нет больше ни на одной исследованной планете. На сайте одного космобиолога выложены голографии…
- Ух ты! – Келли-Келли мигом оказалась рядом с Тоби. – Покажи! А что такое джунгли?
- Грубо говоря, это лес, который произрастает в жарком климате.
- Живой лес! Супер-пупер! Получается, в нем растут какие-то особенные деревья?
Обожающий демонстрировать эрудицию Тоби с радостью пустился в объяснения. Он перевел компьютер в общий режим и начал показывать восторженно попискивающей Келли-Келли голографии. Чарис тоже украдкой обернулась через плечо и посмотрела на экран. Все-таки в нынешнем веке настоящий дикий лес – редкость. Большинство планет давным-давно укутались в сталь и бетон, а на аграрных планетах вся растительность стандартизирована и временами кажется искусственнее, чем собственно искусственная.
- Что-нибудь еще о Барбадосе ты узнал? – спросила Чарис, когда Тоби замолчал, чтобы перевести дух. – Цветочки и пальмы, конечно, хорошо, но меня гораздо больше интересует криминальная обстановка в космическом пространстве планеты.
Тоби недовольно поджал губы, упоминание преступности и пиратства его всегда расстраивало. Будто если о них не говорить, они разом исчезнут. Ага, как же.
- Об этом я ничего в сети не нашел, - сказал Тоби. – О Барбадосе вообще мало информации. Он расположен на краю галактики Тау, вдали от основных космических путей.
- Захолустье, - подсказала Келли-Келли.
- Угу, - Тоби кивнул. – Кроме восторгов космобиологов я нашел только репортаж столетней давности о местной гражданской войне.
Чарис вздохнула. Ей очень не нравилось, что пришлось лететь на далекую планету, о которой почти ничего не известно. Но деваться некуда, ведь для того они и работают, чтобы доставлять грузы в такие вот дыры.
- Не куксись, Чар, - Келли-Келли уже подбежала к ней и хлопала по плечу. – Похоже, на Барбадосе будет не так уж скучно. Посмотрим настоящие джунгли. Тоби говорит, там есть цветы в человеческий рост. Правда, круто?
Чарис затрясла головой.
- Никаких джунглей. Мы приземлимся в космопорте, передадим груз, получим бабки и свалим. Все.
- Все-таки ты зануда, - Келли-Келли сложила губы трубочкой и закатила глаза. – Неужели тебе совсем не интересно посмотреть что-то новое и необычное?
- Я предпочитаю быть живой занудой, чем мертвой исследовательницей нового, - отпарировала Чарис. – В джунглях наверняка водится много хищников, которые не прочь закусить космолетчиками.
- Чарис права, - вставил Тоби и нервно поерзал на стуле, видимо он вслед за Чарис представил в красках, как Келли-Келли потащит их исследовать джунгли.
– Лучше посмотрим голографии. Вот, например, зеленый леопардикус. Полтора метра в холке.
Тоби спроецировал в центр рубки трехмерное изображение зверюги с темно-зеленой шерстью, покрытой причудливыми черными пятнами. Клыки у леопардикуса были что надо. А Тоби еще и добавил звуковых и видео эффектов: зверь раскрыл пасть, угрожающе зарычал.
На такое представление Келли-Келли только презрительно фыркнула и прошла через голограмму.
- Подумаешь, леопардикус. Пара выстрелов из бластера – и готово. Вы оба – перестраховщики. Лу бы наверняка пошел со мной исследовать джунгли.
Вспомнишь патрульный крейсер – вот и он.
Дверь отъехала в сторону, в рубку вошел Луиджи, почесывая живот под футболкой и насвистывая песенку.
Келли-Келли мгновенно забыла о джунглях, демонстративно зажала уши.
- Нет! Опять эта песня! Лу-у-у! Ты достал!
Чарис насмешливо фыркнула, но была отчасти согласна с Келли-Келли. Луиджи начал насвистывать мелодию или напевать слова на незнакомом языке сразу же, как только они вылетели из космопорта Хальвицы. Признаться честно, слушать одну и ту же песню несколько недель – испытание даже для железных нервов барсианца.
- Прости, - Луиджи виновато почесал темечко. – Знаешь же, как это бывает. Привяжется мелодия и не отвяжется.
- Ты хоть знаешь, на каком языке поешь? – с заинтересованностью человека, в котором никогда не умрет ученый, спросил Тоби.
Луиджи развел руками.
- Без понятия.
- Слова звучат довольно странно. Может ты их сам придумал? – с улыбкой предположила Чарис.
- Ничего подобного! Я не знаю, что они значат, но это точно какой-то старый язык… Вот, послушайте…
И Луиджи, страшно фальшивя, пропел сочным басом.
- Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
Преодолеть пространство и простор,
Нам разум дал стальные руки-крылья,
А вместо сердца — пламенный мотор.
- Ничего не поняла, но звучит очень воодушевляющее. Похоже, на военный марш, - заметила Чарис.
- Я поняла! – Келли-Келли ударила кулачком по ладони. – Очень похоже на язык Славии!
Остальные удивленно вытаращились на нее.
- Ты знаешь славский? – Тоби недоверчиво прищурился, от чего его и без того узкие глаза, совсем исчезли за тяжелыми веками.
Келли-Келли постучала себя по лбу пальцем.
- Я записала в подкорку мозга порядка ста разных языков, в том числе редких.
- А смысл? Все равно все говорят на стандартном, - Чарис пожала плечами.
- Так интересно же!
Для Келли-Келли это был самый весомый аргумент и объяснение для любых безумств. «Давайте полезем в кратер вулкана с кипящей лавой, ведь интересно, что там!».
- К тому же, вдруг я попаду в какую-то глушь и окажется, что я говорю на местном языке.
- О чем же песня-то? – Луиджи плюхнулся в кресло пилота и с надеждой уставился на Келли-Келли. – Мне самому интересно узнать.
- Ну-у-у… - она скорчила умную мину. – На самом деле это очень древний диалект современного славского, поэтому я поняла только пару слов. На слух очень трудно воспринимать. Да ты еще, наверняка, половину слов неправильно произнес. В общем там что-то про крылья и мотор.
- Ого, похоже, песня про пилотов! – обрадовался Луиджи.
- Не зря ты ее выбрал, - сказала Чарис. – Как жопой чуял.
Луиджи гордо подбоченился и шутливо отдал честь. Но въедливый Тоби не дал ему долго торжествовать.
- Не факт, что там поется именно про пилотов. Крылья и мотор могут относиться к любой теме, - занудно проговорил он. – Например, к какому-то устройству.
Келли-Келли рассмеялась.
- Зачем петь про устройство? Совсем не прикольно. Вот помню, у нас на станции были такие песенки…
Она прокашлялась и, залихватски притоптывая ногой, пропела, старательно хрипя.
- Вернулся пораньше с работы домой.
Взял бутылку вина и букет большой.
Открываю дверь в спальню ногой.
В позе «Слиянье лун» жена и андройд.
Эх, секси-андройды фирмы «Факенвер»
У них большущий пребольшущий х***
И так далее в том же духе с россыпью крепких словечек. История оказалась трагичной. Разъяренный супруг попытался сломать андройда битой, но получил от жены кухонным автоматом по голове. В итоге обоих супругов увезла полиция, а хитрый андройд сбежал к соседке.
Каждый раз, заводя припев, Келли-Келли пританцовывала, хлопая себя по бедрам и приседая. Когда она закончила, Луиджи разразился бурными аплодисментами. Чарис тоже хлопнула пару раз, позволив себе отвлечься от радара. Келли-Келли церемонно раскланялась в разные стороны. Только Тоби не выразил восторгов певице.
- Пошлый юмор дальнобойщиков, - проворчал он, слишком явно пытаясь скрыть смущение. На его бледных щеках был заметен даже легкий румянец.
- Да ладно, как будто ты ни разу не пользовался секси-андройдами «Факенвера», - Келли-Келли панибратски хлопнула его по плечу.
Тоби покраснел еще сильнее и мягко, но настойчиво отстранился от Келли-Келли.
- У нас в Империи не принято обсуждать такие вещи в обществе, - он зыркнул на нее исподлобья. – В приличном обществе.
Тоби выглядел таким смущенным, что Чарис прониклась сочувствием, обычно ей не свойственным. Видимо, правду говорят, что в Империи Трех Солнц до сих пор существуют строгие нормы поведения. Бедный Тоби, и как он терпит Келли-Келли с ее полным отсутствием такта?
- Тогда расскажи, какие песни поют в Империи, – ловко перевел разговор на другую тему Луиджи.
- Ага, у вас наверняка тоже пошлятины навалом! – Келли-Келли села в кресло и крутанулась в нем. – Я как-то раз видела мультики из Империи… то ли оняме, то ли аняме, так там у женщин такие буфера! И все бегают без трусов.
Тоби страдальчески закатил глаза.
- Нашла на примере чего знакомиться с нашей многотысячелетней культурой. Это же ширпотреб! Настоящее искусство Империи - стихи! Вот послушайте хайку…
Он встал в красивую позу, откинул голову назад и начал выразительно декламировать.
- В черном космосе.
Пауза.
- Звезды сияют.
Пауза. Напряжение нарастало.
- Кончилось топливо.
Пуза.
Все затаили дыхание, требовательно уставились на Тоби, ожидая, что будет дальше с несчастным экипажем корабля, который застрял в дальнем космосе без топлива. Луиджи аж закусил нижнюю губу от волнения. Но Тоби хранил торжественное молчание.
- Все? – Чарис не выдержала первой.
- Все, - Тоби благоговейно вздохнул и уставился в иллюминатор, будто звезды там вдруг превратились во что-то совершенно необыкновенное.
- Как это «все»? – Келли-Келли подпрыгнула в кресле.
- Я ничего не понял, - пожаловался Луиджи. – Причем тут топливо? Где поэзия? Рифмы же нет.
- Лабуда какая-то, - буркнула Чарис. – Лучше уж пошлые частушки Келли-Келли.
Тоби гневно всплеснул руками.
- Естественно при переводе на стандартный все очарование хайку пропадает. В них не должно быть рифмы, главное философская глубина! В эти три строки вмещается вся бездна одиночества человека, который остался одни на одни с холодным космосом!
Он пустился в пространные объяснения. Келли-Келли тут же заспорила, хотя в поэзии ничего не смыслила. Луиджи вошел в привычную роль няньки и пытался не дать инженерам передраться. Чарис отвернулась к радару, тихо хихикала в кулак, слушая перепалку. Одним из немного плюсов службы на «Ласточке» было то, что с такой придурошной командой никогда не соскучишься.
- Чарис, а какие песни поют на Барсе? – вдруг спросил Луиджи, похоже, надеясь отлечь поклонников искусства поэзии от придумывания новых высокохудожественных оскорблений.
Вопрос застал Чарис врасплох. Она крепко задумалась. Песни Барсы? Какая-нибудь местная музыка? На ум кроме маршей ничего не приходило. Ну, еще оставались солдатские песенки, но они были еще пошлее куплетов про андройдов, Чарис не хотелось опять вгонять трепетного Тоби в краску.
Не дождавшись от нее ответа, Луиджи принялся фантазировать.
- Наверное, вы поете что-то вроде… Мы всех замочим! Всех замочим! Круши-ломай! Круши-ломай! Кровища! Кровища! Кишки-и-и-и!
Он выводил все это самым зверским и пугающим тоном, а в конце зарычал. Чарис бы оскорбиться таким высмеиванием Барсы, но в этот момент Луиджи скорчил рожу и стал настолько похож на прапорщика Швайнера Ночного Кошмара Военной Академии, что Чарис не выдержала и рассмеялась.
Келли-Келли присоединилась к ней, даже Тоби заулыбался.
- Нет, мы поем другие песни, - сказала Чарис, переведя дыхание. – Например… Розовые шинхи прыгают по радуге. Прыгают по радуге, сволочи пушистые. Ля-ля-ля.
Они снова дружно грянули хохотом. Чарис ощутила в теле странную легкость, на душе – тепло и покой. Она давно не смеялась ни с кем вместе. Наверное, с тех пор, как после войны распался их барсианский отряд. Она тогда думала, что ледяной осколок в глубине сердца останется навсегда. Но теперь он постепенно таял. Глупые, легкомысленные, совершенно несносные психи из команды «Ласточки» смогли его растопить.
Чарис утерла выступившие на глазах от смеха слезы. Луиджи и Келли-Келли в два голоса распевали песенку о приключениях розовых шинх на радуге, на ходу придумывая новые куплеты. Тоби отбивал ритм на ручке кресла. И тут в мелодию вплелся писк радара. У Чарис холодок пробежал по спине, настолько неожиданно раздался этот звук. Хотя ей-то как раз следовало его ожидать.
«Черные дыры, отвлеклась! Вот так всегда бывает, отвернешься от радара на секунду, и обязательно что-нибудь случится».
Остальные еще ничего не заметили и продолжали петь. Чарис склонилась над экраном радара, защелкала кнопками, выводя информацию о звездолете, который приближался к «Ласточке».
Легкий крейсер типа «Стрела», маневренный и быстрый, с орудиями малого калибра. Такой предназначен в первую очередь для преследования, а не для атаки.
Пока Чарис читала информацию, собранную компьютером, радар продолжал надрывно пищать. Теперь его услышали все. Луиджи заглянул Чарис через одно плечо, Келли-Келли и Тоби – через другое.
- Ну что, хотела приключений на пятую точку? Получите и распишитесь, - едко заметила Чарис, покосившись на Келли-Келли.
- Может, патруль? – без особой надежды спросила та.
- Мы уже три месяца развозим грузы по Вселенной, и ни разу не встретили патруль в открытом космосе, - процедил Тоби. – Полицейские предпочитают отсиживаться на планетах или в развитых системах, где уж точно не натолкнутся на пиратов.
Все с тревогой смотрели на радар, где красной точкой мигал чужой корабль, быстро приближающийся к зеленой точке – «Ласточке».
- Как скоро мы сможем уйти в гипер? – спросил Луиджи у инженеров.
Тоби пощелкал кнопками в левой части приборной панели, беззвучно пошевелил губами и ответил:
- Через полчаса минимум, двигатели еще не остыли.
- Взрыв сверхновой! Когда мы уже сможем купить нормальные двигатели! – страдальчески взывал Келли-Келли.
- Когда получим деньги за этот долгий рейс, - попыталась приободрить ее Чарис.
Раздался сигнал комма, Луиджи включил связь. На экране появилось знакомая загорелая физиономия, украшенная очень знакомыми пирсингом. Особенно вон то кольцо в носу с черепушкой, ну о-о-очень приметное.
- Ты! – одновременно воскликнули Луиджи и пират, тыкая друг в друга пальцами.
Да, это был тот самый загорелый урод, который пытался их обчистить в первом полете. Или его брат-близнец. Чарис поспешила стереть с лица удивленное выражение и натянуть привычную маску невозмутимости.
Как тесен космос.
- Увертливая развалюха! – крикнул пират, пуча глаза. – Вы что меня преследуете?!
- Это ты нас преследуешь! – Луиджи затеял соревнование «Самая удивленная морда».
Пират откинулся в своем кресле и заржал, сверкая белоснежными зубами. Через мгновение Луиджи к нему присоединился. Они заливисто смеялись, как мальчишки, провернувшие особо удачную шалость. Чарис только сокрушенно покачала головой. Если бы загорелый не был пиратом, он бы отлично вписался в команду «Ласточки».
Келли-Келли подскочила к монитору и помахала пирату.
- Приветик, давно не виделись.
Он послал ей воздушный поцелуй.
- Привет, шумная девочка. И бой-баба тоже здесь?
- Ага, - Келли-Келли указала пальцем на Чарис, но та уже вышла из области обзора экрана и не собиралась вновь показываться.
Пират продолжал задорно скалиться, Чарис только сейчас заметила, что часть его зубов наращена до клыков.
- Раз уж мы так часто сталкиваемся, надо познакомиться. Меня зовут Джо. Джо Дредноут.
- Очень приятно, Лу, - любезно отозвался Луиджи и даже сделал движение, чтобы протянуть к экрану руку, но вовремя остановился.
- Келли-Келли! Чар ты знаешь, а еще у нас есть…
Чарис успела наступить ей на ногу, прежде чем она назвала имя Тоби. Еще того гляди устроит для Джо экскурсию по «Ласточке», с нее станется.
Тоби, предусмотрительно державшийся в тени, благодарно кивнул. Знакомиться с пиратским капитаном он точно не хотел.
- Раз уж мы теперь друзья, уступите мне по-дружески часть своего груза? - с самой обворожительной улыбкой предложил Джо.
- Что-то не хочется, он нам самим пригодится, – Луиджи зеркально отобразил его улыбку.
Джо сокрушенно покачал головой.
- Жаль, жаль. Может, подумаешь получше? В этот раз вам легко не сбежать. Мой крейсер такой же маневренный, как и ваш. Я вас легко догоню.
В глазах Луиджи вспыхнул слишком хорошо знакомый Чарис озорной, полубезумный огонек.
- Еще посмотрим!
Он потянулся, чтобы отключить связь.
- Не спеши, Лу! – то ли обращение по имени, то ли властный тон Джо заставили Луиджи замереть с пальцем, занесенным над кнопкой.
– У меня есть для вас еще один сюрприз.
На лице Джо появилось торжествующее выражение. Он наставил на Луиджи два указательных пальца, точно дула бластеров.
- Та-да! Самонаводящаяся ракета!
«Ого! Действительно, сюрприз. Неприятный», - Чарис вгляделась в лицо Джо, пытаясь понять, врет он или нет.
Сложно было поверить, что какой-то пиратишка (а судя по виду и поведению Джо был скорее мелким жуликом и ворюгой, чем настоящим космическим волком) смог достать самонаводящуюся ракету. Хотя чем космос не шутит, ведь попались же им на пути пираты, разжившиеся кью-захватом.
- Брехня! – уверенно заявил Луиджи.
- Не советую проверять на деле, - Джо скорбно покачал головой. – От самонаводящейся ракеты уже не уйти, а я не хочу лишний раз убивать. Я не какой-нибудь кровожадный психопат, просто выживаю, как могу. Всем кушать охота, а у меня жена, дети.
- Ага, семеро по каютам, - проворчал Тоби.
Чарис не исключала, что у Джо действительно есть семья. Но прокормить их можно и честным путем.
- Подумай хорошенько, друг Лу, - вкрадчиво проговорил Джо.
- Я уже решил. Не видать тебе нашего груза, как своей задницы, - объявил Луиджи и отключил связь.
- Неразумно, - хмуро сказала Чарис, скрестив руки на груди. – Если у Джо есть ракета – нам крышка.
- Если бы у него была ракета, он бы не заливался диктором головиденья, а просто пальнул в нас, - заявила Келли-Келли. – Весь его треп – сплошной блеф. Где ему достать самонаводящуюся ракету?!
- Может и не блеф, - Чарис очень не нравилась угроза Джо. – Мы уже один раз напоролись на кью-захват… Странно, что у пиратов появляется мощное оружие военных. Такое ощущение, что кто-то им приторговывает.
Но сейчас не время рассуждать на тему нелегальной продажи оружия с армейских складов. К тому же этим должен заниматься патруль, а не простые дальнобойщики.
Задумавшись, Чарис принялась машинально поглаживать подбородок. С одной стороны, Джо действительно мог вешать им лайшу на уши, и если они ему поверят и отдадут груз без борьбы… Мда, получится конфуз. Но если у него есть самонаводящаяся ракета, конфузиться будет просто некому, потому что атомы не конфузятся.
- Один раз мы от Джо ушли, уйдем во второй! – бодро сказал Луиджи. – По местам, братва.
Его уверенности хватило бы на целый взвод десанта.
Чарис проследила, чтобы инженеры заняли места в антиперегрузочных креслах в своих каютах. Келли-Келли порывалась остаться в рубке, но Чарис пригрозила, что привяжет ее к креслу силиконовыми ремнями и заткнет рот кляпом из грязных носков Луиджи. Угроза подействовала, Келли-Келли присмирела, и Чарис отправилась в стрелковую башню.
Она привычно разместилась в кресле, на голову ей опустился тактический шлем и перед глазами появился знакомый вид: космос и красный прицел.
Чарис защелкала кнопками на подлокотнике кресла, увеличивая обзор. Ага, вот и корабль Джо.
- Ну, привет, засранец.
У нее в запасе было целое богатство – аж семь снарядов, но осторожная Чарис не собиралась тратить их зря. Она надеялась, что оставшиеся полчаса до охлаждения гиперпространственного двигателя, Луиджи сможет уворачиваться от выстрелов пиратов. Убегай, сверкая дюзами – эта их обычная тактика срабатывала всегда.
«Ласточка» начала набирать скорость, и Чарис слегка вдавило в упругое кресло. Пиратский звездолет полетел следом. Чарис наблюдала за ним, держа руку на кнопке запуска снаряда, готовая выстрелить в любой момент.
Вот от пиратского звездолета отделилась яркая желтая точка – там открыли огонь. Луиджи легко увел «Ласточку» с линии обстрела и желтый кружок пролетел мимо.
Развернулся и полетел обратно.
Внутренности Чарис свернулись ледяным узлом.
Безобидный на экране желтый кружок на деле был пятидесятикилограммовой неминуемой смертью.
Джо не врал про самонаводящуюся ракету.
«Если выживем, я всегда буду верить любой брехне пиратов!»
- Лу! – рявкнула Чарис в микрофон, встроенный в шлем. – Это…
- Вижу! – раздалось в ответ. – Попытаюсь уйти!
Голос Луиджи звучал напряженно, но он старался подавить панические нотки. Молодец. Настоящий командир никогда не должен показывать команде свой страх.
Ракета летела навстречу «Ласточке», Чарис с тревогой наблюдала, как система наведения пушки отсчитывает расстояние. Километр, полкилометра.
Когда до столкновения оставалась лишь сотня метров, Луиджи резко увел «Ласточку» вертикально вверх.
У Чарис зашумело в ушах, желудок сделала кульбит и сжался в дрожащий комок. Но экран показал, что ракета пролетела мимо.
«Что это за модель? - рассуждала Чарис, не обращая внимания на физический дискомфорт. – Если «Эмка», то она не сможет долго за нами гоняться, пять минут – и у нее кончится топливо. Если «Блондинка», то после такой резкой смены курса она не скоро нас обнаружит».
Но экран показал, что ракета уже развернулась и вновь весит у «Ласточки» на хвосте.
«Не «Блондинка», жаль. Попробую ее подбить, тогда выбор моделей останется минимальным».
- Лу, держи ровнее, - попросила Чарис. – Я буду стрелять.
- Принято.
Чарис навела прицел на ракету и плавно нажала кнопку. Один из драгоценных снарядов «Ласточки» вылетел навстречу самонаводящейся убийце. Чарис смотрела на экран, судорожно сжимая пальцы.
«Только бы попасть. Только бы…»
За миг до столкновения ракета ушла с траектории движения заряда.
Чарис выругалась так, что Луиджи завистливо присвистнул.
- Судя по забористому барсианскому фольклору дела у нас совсем плохи.
- Да уж, ничего хорошего. У нас на хвосте «Ассасин» или «Прилипала». Две модели, которые не только находят цель, как бы она не петляла, но и умеют уклоняться от снарядов.
- В общем, мы в жопе, - подвел мрачный итог Луиджи. – Но может быть получиться побегать? На сколько у них хватает топлива?
- У «Ассасина» максимальный запас – час, у «Прилипалы» примерно столько же. Более того, по слухам недавно появилась новая модификация «Ассасинов», которые могут прыгать за целью в гипер.
- Ёб твою…
- Согласна.
Некоторое время в эфире царила тишина. «Ласточка» на максимальной скорости летела вперед. Когда ракета догоняла, Луиджи резко менял курс, швыряя корабль то вверх, то вниз. Также вверх и вниз швыряло желудок Чарис, и она порадовалась, что не успела пообедать.
- Я думаю, вряд ли у пиратов есть новая модификация «Ассасина». Это уж слишком, - нарушила молчание Чарис. – Нам просто нужно уклоняться, пока не пройдут полчаса, а потом валить в гипер.
Луиджи ничего не отвели, он был слишком занят маневрированием, и Чарис решила больше его не отвлекать. Она задумалась, прикидывая шансы.
«Может быть, попробовать выстрелить еще раз? Нет, заряды нашей пушки слишком медленные».
- Эй, что происходит? – в эфир ворвался звенящий голос Келли-Келли. – Наш плющит, как дерьмо в гипере! Лу, когда ты успел надраться? Я тоже хочу!
- У нас на хвосте самонаводящаяся ракета, - отрубила Чарис.
Келли-Келли замолчала, только затем, чтобы через секунду разразиться ругательствами. Тут «Ласточка» ушла в особо крутое пике, и ругань Келли-Келли перешла в сдавленное оханье.
- Думаю, нам стоит сдаться, - тихо и спокойно проговорил Тоби. Слишком спокойно. За таким спокойствием обычно следует истерика.
- Джо наверняка предпочтет захватить «Ласточку» неповрежденной.
- Если бы у ракеты была система возврата, Джо бы давно вышел с нами на связь и предложил сдаться, - возразила Чарис. – Но о не зря уговаривал нас подумать, понимал, что если запустит ракету, то звездолет точно станет грудой металлолома. Да еще и груз может повредиться. Хотя, скорее всего, ракета нацелена на рубку.
- Что же делать? – упавшим голосом спросила Келли-Келли.
Чарис плотно сжала губы. Было два выхода. Либо продолжать играть со смертью и уворачиваться от ракеты, но в таком случае любая ошибка Луиджи будет стоить всем жизни. Был и второй вариант. Ей очень не хотелось говорить о нем, но иного выхода она не видела.
- Мы должны погрузиться в спасательную капсулу и покинуть звездолет. Будем надеяться, что нас кто-то подберет. Тот же Джо, например. Лучше быть в плену у пиратов, но живыми, чем плыть ошметками в вакууме.
Послышался слабый всхлип, затем тяжелый вздох.
- А как же «Ласточка»? – жалобно спросила Келли-Келли. – Как же наша мечта о полетах?
Наверное, сейчас следовало сказать что-то ободряющее и ласковое. Но Чарис всегда считала, что подслащать пилюлю глупо. Лучше говорить правду, какой бы горькой она ни была.
- Ракета подорвет «Ласточку».
- Тогда я взорвусь вместе с ней! – выпалила Келли-Келли, в ее голосе звенели слезы.
- Чарис права, - попытался увещевать ее Тоби.
- Да пошел ты…
Куда именно следует направиться Тоби, Келли-Келли сообщить не успела, потому что Луиджи опять заложил крутой вираж. Чарис бросило вперед, ремни, удерживавшие ее в кресле, опасно натянулись, но выдержали.
- Никому не надо взрываться, - вдруг прозвучал в эфире задорный голос Луиджи. – У меня есть идея получше. Помните, бортовой компьютер зафиксировал в этой системе пояс астероидов? Я взял курс на него.
Чарис не сразу поняла, что он задумал, а когда поняла, мысленно взывала. Луиджи собирался, лавируя между астероидами, заставить ракету врезаться в один из них. Но с таким же успехом с огромной каменной глыбой могла столкнуться «Ласточка».
- Ты спятил, Луиджи Феррара! – заорала Чарис. - Ты полный псих!
- Йа-ху! – радостно взвизгнула Келли-Келли. – Полный вперед!
- О, Аматерасу таскете кудасай, - шепот Тоби был едва слышен, и Чарис не понимала ни слова, но была готова поставить свою печень на то, что он молится.
- То, что я собираюсь сделать, очень опасно, - с какой-то странной мягкостью проговорил Луиджи. – Если кто-то из вас не хочет рисковать, самое время воспользоваться спасательной капсулой. Но я не брошу «Ласточку».
- Я тоже! – рявкнула Келли-Келли.
- И я, - неожиданно заявил Тоби, прекратив бормотать молитву.
Чарис подавила желание обругать их всех последними словами. Она знала: если Луиджи что-то решил, то его уже не уговорить – он упрется, как робот-погрузчик, и чем сильнее давишь, тем тверже он будет стоять на своем. Остальные тоже. Конечно, можно было вырубить всех этих идиотов, запихать в спасательную капсулу и оставить «Ласточку» на произвол судьбы. С минуту Чарис прокручивала в голове такой вариант, наблюдая, как быстро приближаются астероиды. Болезненный свет белого карлика высвечивал темные, покрытые рытвинами глыбы. Сможет ли Луиджи провести «Ласточку» между ними? Наверное, это знает только тот, кто создал Вселенную. Если Он вообще существует. Хочется надеяться, что да. Сейчас его помощь бы здорово пригодилась.
Чарис откинулась на спинку кресла. Несмотря на то, что она недавно сказала Келли-Келли, ей вовсе не хотелось сдаваться в плен. Джо не производил впечатление безжалостного ублюдка, но пират, есть пират. Ничто не помешает ему продать пленников на одной из планет Сицилийского союза, где правят бал мафиози. Или на органы, что еще выгоднее. Нет, уж лучше рискнуть и воспользоваться мизерным шансом на спасение. Чарис слишком часто смотрела в лицо смерти, чтобы бояться ее.
- Покажи класс, Лу, - просто сказала она.
- Готовьтесь увидеть чудеса на виражах, - посулил он, и Чарис была готова поклясться, что сейчас он улыбается.
Луиджи еще один раз чуть изменил курс, уходя от столкновения с ракетой. И вот «Ласточка» оказалась совсем рядом с поясом астероидов. Чарис не стала снимать тактический шлем, поэтому она отчетливо видела узкий проход между двумя каменными глыбами, куда Луиджи направил звездолет. Чарис изменила угол обзора и убедилась, что ракета полетела следом. Все-таки хорошо, что еще не разработали искусственный интеллект равный человеческому: любой пилот догадался бы, что если преследуемая жертва летит в пояс астероидов, тут что-то не чисто. Или она решила совершить самоубийство – тоже вариант.
Но электронный мозг ракеты не смог разгадать хитрый маневр.
Чарис снова посмотрела на камни, Луиджи как раз провел звездолет между первыми двумя. Дальше на полкилометра путь был открыт, но впереди неспешно плыла здоровенная глыбища, на которой бы поместилось с десяток «Ласточек». К ней и направился Луиджи.
Испещренная воронками поверхность стремительно приближалась. Если Луиджи ошибется хотя бы на пару метров, на такой скорости «Ласточку» просто расплющит. Чарис с силой вцепилась в подлокотники кресла так, что они затрещали. За себя она не волновалась, но ей не хотелось, чтобы трое смешных мечтателей вот так погибли.
Астероид заполнил весь экран, у Чарис возникло ощущение, будто он нависает прямо над ней и вот-вот рухнет. Но она не стала снимать тактический шлем. Настоящий воин должен смотреть смерти в глаза.
Вдруг Чарис вдавило в кресло с такой силой, будто на нее действительно упала каменная глыба. Изображение на экране изменилось с такой быстротой, что у Чарис закружилось голова. Астероид исчез, уступив место черному космосу.
В последний момент Луиджи избежал столкновения, уведя звездолет строго перпендикулярно предыдущему курсу. Теперь «Ласточка» летела над поверхностью астероида.
Чарис быстро сменила угол обзора, как раз вовремя, чтобы увидеть яркую вспышку возле поверхности астероида. В правом верхнем углу засветилась надпись «Чар крута, все ракеты уничтожены!». Чарис улыбнулась: она просила Келли-Келли не добавлять в системные сообщения отсебятины, но как же приятно сейчас было видеть такую чушь.
План Луиджи увенчался успехом, искусственный интеллект ракеты не смог достаточно быстро среагировать на изменившуюся обстановку. Вокруг, помимо основной цели, было слишком много других крупных объектов. Компьютеру потребовалось слишком много времени, чтобы вновь обнаружить «Ласточку» и просчитать новый курс, поэтому ракета врезалась в астероид.
- Все в порядке, - сообщила Чарис в эфир. – Луиджи, это было потрясающе. Ты действительной гений пилотирования.
- Да ладно, - смущенно раздалось в ответ. – Мне просто повезло.
- Ура! – от крика Келли-Келли закладывала уши. – Я говорила, я говорила, что все получится. А ты, Чари, как всегда, предлагала трусливо бежать, поджав хвост!
Чарис не стала отвечать на наглый поклеп, она научилась не залиться на Келли-Келли, которая могла в сердцах ляпнуть все, что угодно.
- Лучше больше так не рисковать, не то я поседею раньше времени, - проворчал Тоби.
- Да ладно тебе, это же настоящее приключение! – тут же возразила Келли-Келли. – Жаль, у меня в каюте не было обзорного экрана, чтобы наблюдать за шоу. Надо обязательно его приделать.
- А вот я рад, что у меня экрана не-е-е-е…
«Ласточку» тряхнуло, и голос Тоби сорвался. Раздался тревожный звон, свет в стрелковой башне замигал, окрасившись кроваво-красным.
«Эй, лохи, у вас маневренный двигатель горит», - сообщил бесстрастный металлический голос.
Теперь Чарис не улыбнулась шуткам Келли-Келли с системными сообщениями.
- Похоже, мы задели один из мелких астероидов, - убитым тоном сообщил Луиджи. В его словах легко можно было прочесть «Я слишком расслабился и не уследил, простите».
Он выключил двигатели, и звездолет начал постепенно замедлять ход. Чарис выбралась из кресла, спустилась в коридор. Там она едва не столкнулась с Тоби. Он быстро побежал мимо, фигурка Келли-Келли маячила невдалеке у люка в двигательный отсек. Чарис поколебалась, но потом решила не следовать за ними. О конструкции двигателей у нее было самое поверхностное представление, вряд ли она чем-то могла помочь двум опытным инженерам.
Она направилась в рубку.
Луиджи печально вглядывался в экран, где была выведена информация о диагностике систем звездолета.
- Если наши платиновые умы ничего не придумают, придется нам садиться на Барбадос с одним маневренным двигателем, - сказал он, не поворачиваясь к Чарис.
- Ты с этим легко справишься, - уверенно сказала она и сжала его плечо. – Благодаря тебе, мы спаслись от ракеты. Не вини себя за такую глупую ошибку. Лучше подумай о том, как Джо Дредноут сейчас бесится и рвет волосы.
Луиджи рассмеялся.
- Знатная картина, даже жаль, что я не могу увидеть. Что-то он не выходит на связь. Совсем в депрессию впал, бедняга.
Будто в ответ на его слова, раздался сигнал комма. Чарис ничуть не удивилась, увидев на экране физиономию Джо.
Кисло улыбнувшись, он отсалютовал двумя пальцами.
- Признаю вашу неимоверную крутость, чуваки. Если наши трассы в космосе еще когда-нибудь пересекутся, клянусь вакуумом, я вас отпущу.
Луиджи по-дружески улыбнулся.
- Извини, мне жаль твою ракету, но нам тоже хочется кушать, да и детей надо кормить.
Джо осклабился, явно поверив в детей Луиджи также, как и Луиджи верил в его большое семейство.
- Тогда удачи. Качественного топлива и крепкой обшивки.
- И тебе точно проложенного курса.
Джо отключился, и Чарис покрутила пальцем у виска.
- Даже не знаю, кто из вас более шизанутый, ты или он.
Луиджи пожал плечами.
- У нас просто разные взгляды на жизнь, ты - барсианка и привыкла видеть в каждом потенциального врага. А я - неудавшийся фермер и чуть более удавшийся пилот, я думаю, что большинство людей не злые по природе, чем бы им ни приходилось заниматься.
- Да ты философ, - Чарис хмыкнула, но не стала спорить. Пусть каждый останется при своем мнении.
Через несколько минут инженеры сообщили, что для починки маневренного двигателя нужны запчасти, которых у них нет.
- Опять одни расходы, - пожаловался Тоби.
Зато нашлась и хорошая новость, можно было прыгать в гипер. Что Луиджи и проделал.
«Ласточка» провела в гиперпространстве еще несколько дней, которые сопровождались жалобами Келли-Келли на скуку и все той же песенкой Луиджи, доводившей всех до белого каленья. Тоби снимал напряжение, трепетно ухаживая за своими бонсай, Чарис тренировалась или читала. Тянулась обычная корабельная жизнь.
Наконец, звездолет вышел из гипера в космическом пространстве Барбадоса. Казалось бы, все приключения уже позади, что очень расстраивало Келли-Келли и грело сердце Чарис. Но не тут то было.
Едва в иллюминаторе появился зеленовато-синий шарик планеты, как радар тревожно запищал, сообщая, что совсем рядом находится ни много ни мало – линкор класса «Разрушитель».
«Ну и рухлядь, - Чарис мысленно присвистнула. – Еще большая развалюха, чем «Ласточка». Такие выпускали лет пятьдесят назад».
Но даже старый ржавый линкор мог легко справиться со звездолетом, у которого сломан один из маневренных двигателей – «Ласточка» просто не смогла бы уклониться от обстрела, и древние пушки изрешетили бы ее за минуту. Судя по помрачневшим лицам команды, они, как и Чарис, это поняли.
- Когда же мы сможем летать спокойно! – взывал Тоби. – Кругом одни пираты! Все время тебя хотят убить, ограбить или даже продать в рабство!
«Если пропадут пираты, я останусь без работы», - с мрачной иронией подумала Чарис.
- Похоже, сейчас придется договариваться, - пробормотал Луиджи. – И пожертвовать частью груза.
Комм запищал, после включения связи на экране появился мужчина с тонкими усиками и бородкой клинышком. Чарис сразу поняла, что он военный, хотя ни разу прежде не видела его мундира и знаков отличий. Просто есть нечто в лицах всех военных, что сразу выдает их, как бы они ни выглядели. Возможно, это слишком плотно сжатые губы. Или настороженность в глазах. Или чуть нахмуренные брови.
В любом случае, Чарис не удивилась, когда мужчина произнес:
- Я – полковник космических сил Королевства Барбадос, Сантьяго Мигель Фердинанд Рауль де ла Корданос де Сильва.
- Язык сломаешь, - шепнула Келли-Келли Тоби, и Чарис порадовалась, что у полковника не такой тонкий слух, как у нее. Обернувшись, она прижала палец к губам, призывая Келли-Келли к молчанию.
- Приветствую, полковник, - Луиджи принял законопослушный вид. – Чем мы обязаны встрече с вами?
- Все неопознанные звездолеты, входящие в систему Барбадоса подлежат проверке, - монотонным голосом сказал полковник. – Какова цель вашего визита?
Чарис насторожилась.
«Военный звездолет, патрулирующий пространство вокруг планеты… Похоже, у них тут неспокойно. Проблемы с пиратами? Но этим обычно занимается патруль. Неужели все так серьезно, что пришлось привлечь армию?»
- Мы грузоперевозочная компания «Лу и Ко», - ответил Луиджи. – Осуществляем доставку лекарственных препаратов и медицинского оборудования для Министерства здравоохранения Королевства Барбадос.
- Вышлите соответствующие документы, - потребовал полковник. – Договор на перевозку, опись груза, а также информацию о вашей компании и лицензию вашего пилота.
- Через несколько минут все будет у вас, - Луиджи был сама покладистость.
Полковник отключился без прощания.
- Фух, я уж думал, нам конец, - Тоби вытер тыльной стороной ладони выступивший на лбу пот.
- Не нравится мне это, - поделилась опасениями Чарис. – Если в космосе появляются военные, значит, намечается большая заварушка.
- Ничего страшного! – Келли-Келли махнула рукой. – Зато, если неподалеку будет линкор, на нас точно не нападут никакие пираты.
- А кто-то недавно жаждал приключений, - ехидно заметил Тоби.
- Так нападение пиратов уже не приключение, а рутина, - парировала Келли-Келли.
- Эй, куда ты положила мою пилотскую лицензию? – Луиджи прервал их разговор грозящий перерасти в очередной спор.
- В папке «Порно».
- Там я уже смотрел.
Келли-Келли заглянула через плечо Луиджи на экран бортового компьютера, потыкала пальцем в кнопки. Несколько минут она открывала одну папку за другой, тихонько ругаясь сквозь зубы. Потом ей на помощь пришел Луиджи. Лицензия все-таки обнаружилась в папке с какими-то старыми глографиями.
- Может, переложить ее в папку «Документы»? - с усмешкой предложила Чарис.
- Ага, отличная мысль, - согласился Луиджи, но даже не подумал это сделать и начал собирать письмо для отправки полковнику.
Чарис мысленно сделала заметку в свободное время разобраться в бардаке, царящем в корабельном компьютере, а то другой, менее терпеливый, чем полковник Сантьяго, военный бы уже давно их расстрелял.
Луиджи отправил полковнику документы и скрестил пальцы.
- Надеюсь, он не заметит, что лицензия поддельная.
- Что-о-о? – у Чарис глаза на лоб полезли.
Ответом ей была особая умильно-виноватая улыбка Луиджи, которая как бы говорила: «Я же такая душка, я немножко напутал, простите меня, такого больше не повторится, мур-мур-мур».
- Я состряпала для Лу лицензию, - с гордостью заявила Келли-Келли.
- Просто я никак не мог сдать экзамен, - оправдывался Луиджи.
- Ты и не мог сдать экзамен? После твоих недавних пируэтов в поясе астероидов тебе положена должность инструктора в летной академии, а не какая-то там протухшая лицензия, - возмутилась Чарис.
- Экзаменаторы наверняка хотели взятку, - с видом оскорбленного достоинства произнес Тоби. – Знаем мы этих чиновников, лишь бы побольше денег с честных граждан содрать.
Пока они обсуждали пилотскую лицензию Луиджи, военные закончили проверку документов. Полковник связался с «Ласточкой» и сообщил, что все в порядке.
- Ваши данные подтверждены, - сказал он. – Я буду сопровождать вас до планеты, следуйте рядом с линкором.
Чарис поняла, что он опять собирается отключиться без прощания, и поспешила заговорить.
- Господин полковник, сэр, разрешите обратиться! – она привычным жестом прижала сжатую в кулак руку к груди.
- Разрешаю.
- Майор в отставке, Чарис Берг, специалист по безопасности фирмы «Лу и Ко». Я хотела бы узнать, почему военный звездолет сопровождает нас до планеты. Пожалуйста, разъясните, сэр, чего нам следует опасаться.
Казалось, полковник хотел ответить, но вовремя спохватился, сообразив, что перед ним не офицер его армии, а всего лишь отставной военный неизвестно откуда.
- Не могу ничего вам сообщить, майор, - отчеканил он. – Следуйте за моим кораблем. Конец связи.
И он отключился.
Подозрения Чарис только окрепли. Раз полковник молчит, значит, дело точно не чисто. Луиджи сразу заметил ее беспокойство.
- Почему ты так нервничаешь? – мягко спросил он. – Если нас будет охранять линкор, то нам точно не страшны никакие пираты.
- Раз нас встречает целый линкор, то тут наверняка водится кое-кто опаснее пиратов, - хмуро заметила Чарис.
- Например, космический леопардикус! – Келли-Келли заржала, вспомнив их недавние исследования животного мира джунглей.
Чарис не ответила на шутку, она оставалась настороже и внимательно следила за экраном радара.
Луиджи повел «Ласточку» рядом с линкором, и оба звездолета полетели к планете. Наверное, если бы космический леопардикус действительно существовал и сейчас наблюдал за ними, он бы посмеялся забавному зрелищу. Огромный линкор с десятками орудийных башен и здоровущими дюзами, изрыгающими огонь. В его тени притаился малюсенький потрепанный кораблик. Как мамочка с ребенком. Но в вакууме никто не жил и не мог оценить веселой картины.
Чарис тоже было не до созерцания линкора, она не отрывала глаз от радара. Остальные болтали и шутили, вспоминая сурового полковника с непроизносимым именем. Подозрения Чарис редко заставляли команду беспокоиться. Иногда она бесилась, а иногда думала, что так даже лучше. Пусть друзья остаются веселыми и беззаботными. Пусть расслабляются, ведь опасность всегда успеет вернуть их в жестокую реальность. Так случилось и сейчас.
Не прошло и получаса с тех пор, как «Ласточка» встретилась с линкором, как радар зафиксировал быстро приближающиеся легкие истребители. Два звена по десять машин.
- Истребители справа по боту! – рявкнула Чарис и перекинула информацию с радара на экран главного компьютера.
Луиджи среагировал мгновенно. Он попытался увести «Ласточку» с линии огня, нагло спрятавшись за линкор, но не успел. Истребители набросились на звездолеты, как рой рассерженных насекомых. От дождя выстрелов не смог бы уклониться даже Луиджи.
«Ласточка» затряслась под ударами, на экране компьютера замигали тревожные сигналы, сообщающие о повреждениях обшивки.
Линкор ответил на огонь противника. В его бортах открылись люки, выпуская корабельные истребители. Начинался настоящий космический бой.
Чарис будто снова вернулась на войну. Вот только она находилась не на надежном военном судне за толстой броней, а на хлипкой скорлупке, которая даже летать толком не могла.
Луиджи растерялся, беспомощно глядя на мигающий экран. Тоби судорожно тыкал в кнопки, пытаясь оценить повреждения, его руки тряслись, лицо заливала мертвенная бледность. Келли-Келли неподвижно застыла в кресле, широко раскрытыми глазами уставившись в иллюминатор, за которым разворачивалась картина сражения. И она, и Тоби никогда не бывали в настоящем бою, неудивительно, что они перепугались. А вот Луиджи вроде бы служил в армии, но, похоже, не слишком долго. Или, что более вероятно, война не успела стать ему привычной.
- Лу, валим отсюда! – рявкнула Чарис, выводя его из ступора. – Пусть линкор сам разбирается! Выводи нас из-под огня.
Луиджи встрепенулся, схватился за рычаги управления. Он направил «Ласточку» прочь от разгорающегося сражения. Обогнув линкор по широкой дуге, он вновь взял курс на планету.
Чарис надеялась, что истребители сосредоточатся на военном звездолете, и оставят грузовой корабль в покое. Но не тут то было. Один истребитель отделился от звена и начал преследование.
Он стремительно настигал «Ласточку», а без второго маневренного двигателя увернуться от его огня не было никакой возможности.
Вдруг раздался сигнал комма, Луиджи поспешил его включить.
«Наверняка сейчас прозвучит предложение сдаться», - решила Чарис и опять ошиблась.
Экран остался черным, зазвучал только голос на незнакомом языке. Чарис не поняла ни слова, но по агрессивному тону догадалась, что к экипажу «Ласточки» адресованы угрозы. Неизвестный быстро замолчал и отключил связь.
- Тарабарщина, - сквозь зубы процедил Луиджи.
- Это эсперанто, - слабым голосом проговорила Келли-Келли. – Он сказал: «Смерть королевским собакам! Да здравствует Республика!».
Чарис вспомнились те скудные сведения о Барбадосе, которые выскреб из сети Тоби. Сто лет назад прошла гражданская война. Но она не закончилась. Она продолжается, и простые дальнобойщики оказались в ее эпицентре.
«Если мы выживем, я будут проверять каждый заказ, который найдет Лу. Если выживем…»
- Подстрелю его! Оставайтесь в рубке.
Чарис отстегнула ремни безопасности и понеслась в стрелковую башню. Маловероятно, что она сможет подбить легкий, маневренный истребитель из их дрянной пушки, но стоит попытаться.
Луиджи выжимал из двигателей максимальную скорость, слабые системы «Ласточки» не справлялись и сила ускорения давила на Чарис, пока она упорно продвигалась по коридору. Наконец, она добралась до стрелковой башни, заняла привычное место в кресле.
Тактический шлем.
Поиск цели.
Прицел.
Чарис выстрелила.
Истребитель плавно ушел вниз с линии огня, и заряд бес толку улетел в черноту космоса. Сразу последовал ответный выстрел, но истребитель пока не вошел в зону поражения своей пушки и его заряд просто не долетел до «Ласточки», давая Чарис шанс.
Второй раз она целилась очень тщательно, понимая, что от этого выстрела зависит многое.
Залп!
Юркий истребитель увернул в последний момент. Можно было подумать, что пилот играет, дразня стрелка и призывая в ярости потратить все боеприпасы. Но Чарис не поддалась на провокацию. Было понятно, что неведомый пилот истребителя также хорош, как Луиджи. Значит, палить в него с такого расстояния бессмысленно.
Оставалось только подпустить его ближе и успеть выстрелить раньше него.
Чарис проверила по компьютеру модель истребителя, прикинула, какое оружие можно на него навесить. Она помнила наизусть зоны поражения всех типов ракет, и могла, не прибегая к помощи техники, определить, когда истребитель начнет стрелять.
Ей нужно просто его опередить.
Чарис терпеливо ждала, опустив палец на кнопку пуска снаряда и внимательно следя за расстоянием до цели, которое бесстрастно отсчитывал компьютер пушки.
Барбадос был уже совсем рядом, можно было разглядеть выступающие из-за пелены облаков зеленые континенты и ярко-синие моря. Еще чуть-чуть и «Ласточка» нырнула бы в атмосферу, тогда удалось бы затеряться среди облаков и оторваться преследователя.
Но истребитель настигал, шансы на бегство таяли с каждой секундой. Чарис сверилась со счетчиком расстояния и решила, что пора.
Она выстрелила.
На миг ей показалось, что она попадет. Но нет. Истребитель развернулся, уходя от снаряда, и выстрелил сам.
«Ласточку» тряхнуло так, что Чарис швырнуло вперед в кресле. На этот раз ремни не выдержали и порвались. Чарис полетела на пол, но успела сгруппироваться и защитить голову от удара.
Свет в стрелковой башне приобрел знакомый красный оттенок.
«Эй, лохи, у вас накрылся последний маневренный двигатель. Начинайте молиться!», - объявил механический голос.
Ругаясь сквозь зубы, Чарис поднялась с пола и проверила положение противника.
Истребитель, сделав свое черное дело, смысля.
Еще бы, зачем тратить снаряды? Звездолет без маневренных двигателей просто разобьется при посадке.
Посылать заряды вслед улепетывавшему истребителю – пустая трата денег, но вот парочку проклятий Чарис ему вдогонку швырнула. Гад наверняка догадался, что раз «Ласточка» не уклоняется от его огня, то с одним из маневренных двигателей все хреново, и просто выстрелил по второму.
Гребанный революционер.
По залитому тревожным красным светом коридору Чарис вернулась в рубку, и застала там одного Луиджи. Инженеры убежали в двигательный отсек, но Чарис не сомневалась: провести ремонт подручными средствами не получится.
- Мы уже в гравитационном поле планеты, - не дожидаясь вопроса Чарис, сообщил Луиджи. Его обычно веселое лицо помрачнело, тревога состарила его, стали заметны морщины на лбу и возле губ.
Чарис все же проверила все по компьютеру. Да, они в гравитационном поле планеты и без маневренных двигателей просто не могут развернуться и улететь обратно в космос. Теперь план пилота истребителя стал понятен, он специально дождался, пока они поделят к планете достаточно близко, и выстрелил наверняка. «Ласточка» не сможет дрейфовать в космосе в ожидании помощи, если они выключат главный двигатель, то просто рухнут на Барбадос. Можно было бы удерживаться на обратной тяге, зависнув над планетой, но такой маневр жрет массу горючего. Безжалостные цифры на мониторе показывали, что топлива в этом случае хватит только на час.
Чарис перебрала в уме всевозможные варианты действий. Если каким-то чудом инженеры не починят двигатель, оставалось только одно.
- Мы направим «Ласточку» к планете, а когда будем достаточно близко к земле, воспользуемся спасательной капсулой, - сказала Чарис самым равнодушным голосом, на какой была способна. – Будем надеяться, что груз не пострадает.
Луиджи как-то странно взглянул на нее, кивнул и обронил: «Хорошо».
Если бы Чарис лучше разбиралась в чужих эмоциях, то заметила бы в его голосе неестественные нотки.
- Только не говори пока о нашем плане Келли-Келли и Тоби, - с печальной улыбкой попросил Луиджи.
- Конечно, нет, - Чарис хмыкнула. – Если Келли-Келли узнает, что мы собираемся бросить «Ласточку», она приварит себя к переборке.
Вскоре появились и обсуждаемые инженеры, оба понурые, с покрытыми копотью лицами. На их одежде кое-где виднелись подпалины, а разноцветные волосы Келли-Келли еще дымились.
- В двигательном отсеке начался пожар, насилу залили пеной, - доложил Тоби.
- Я давно говорила, что нашу пожаротушительную систему пора обновить, - привычно проворчала Чарис.
- Да, надо будет после этого рейса заняться, - поддержал ее Луиджи.
В воздухе повисло невысказанное «Если этот рейс не станет для нас последним».
«Ласточка» приближалась к планете, работавший на обратной тяге двигатель удерживал ее от падения. В иллюминаторе проносились пушистые облака, похожие на сладкую вату. Вскоре внизу показалась земля, точнее зелено-синий лес.
Чарис сверилась с компьютером.
- К космопорту мы свернуть не сможем, придется садиться в джунгли, - она специально использовала слово «садиться», а не «падать». И специально упомянула «джунгли».
Эффект был достигнут, глаза Келли-Келли мгновенно вспыхнули азартом.
- Значит, мы все-таки побываем в джунглях! Я знала, что если чего-то сильно захотеть, это обязательно случиться! – она заерзала в кресле от нетерпения.
Но Тоби не так легко было сбить с толку, он тревожно посмотрел на экран, потом на Чарис и Луиджи. Вздохнул и прикрыл глаза, покоряясь судьбе с истинной философской отрешенностью жителей Империи.
Море деревьев в низу медленно надвигалось, словно не «Ласточка» летела к нему, а оно поднималось к ней, желая схватить жадными руками.
Чарис, внимательно следившая за счетчиком топлива и расстояния до земли, решила, что пора. Она отстегнула ремень безопасности и встала с кресла.
- Погружаемся в спасательную капсулу. Берите с собой самое необходимое, но малогабаритное.
- Чего-чего?! – всполошилась Келли-Келли. – Опять капсула? А как же «Ласточка»?
- Она разобьется, - бесцветным голосом сообщил Тоби. – Неужели ты так замечталась о джунглях, что до сих пор не догадалась?
Келли-Келли насупилась и упрямо выпятила подбородок.
- Я не брошу ее…
Чарис надоело с ней спорить, она сделала то, о чем в тайне давно мечтала: сгребла Келли-Келли в охапку и потащила прочь из рубки. Тоби поспешил следом, хвала Космосу, хоть его не надо было уговаривать.
Келли-Келли верещала так, будто ее пытают, грязно ругалась, существенно расширив словарный запас Чарис, брыкалась и пробовала кусаться. Но Чарис не обращала на нее никакого внимания. Она донесла свою ношу до спасательной капсулы, грубо запихала Келли-Келли внутрь и тщательно связала ремнями так, чтобы она не могла высвободить руки.
- Что тебе принести из твоей каюты?
- Ничего! – огрызнулась Келли-Келли.
- Как скажешь, - Чарис флегматично пожала плечами и собралась уйти.
- Контейнер с реактивами и образцами, - донеслось ей в спину тихое бормотание. – На нем написано «Штучки-дрючки», не перепутаешь. Комбинезон и универсальный детектор.
Келли-Келли назвала еще несколько вещей, с каждым словом успокаиваясь. Чарис обернулась, кивнула ей и ушла. Нужно было торопиться. До столкновения с землей оставалось не больше двадцати минут.
Навстречу Чарис попался Тоби, он тащил свои драгоценные бонсай, оригами и еще кучу всяких непонятных вещей. После непродолжительного, но жаркого спора, Чарис отобрала у него кое-что. Отправив расстроенного Тоби к спасательной капсуле, Чарис прошла в свою каюту. Собиралась она спокойно и не торопясь, судорожные метания только зря переводят драгоценное время.
В медблоке Чарис взяла аптечку. На большинстве заселенных людьми планет бактериальная среда была примерно одинаковой, но кто знает, какие микроорганизмы водятся в диких джунглях, лучше иметь под рукой лекарства. Не забыла она заглянуть и в кубрик, где прихватила десять полевых рационов. Нет никакой гарантии, что при падении «Ласточка» не взорвется. В таком случае команда рискует остаться без еды в диких джунглях.
Собрав все необходимое, Чарис вернулась в спасательную капсулу. Там Тоби успокаивал Келли-Келли в своей обычной манере, приводя неопровержимые логические доводы о том, что гибелью «Ласточки» их жизнь не закончится. Но вот кресло Луиджи оставалось пустым.
По часам у них в запасе было еще семь минут.
«Неужели он забыл о времени или…»
Чарис вспомнила его печальный взгляд, и ее осенила запоздалая догадка.
«Благородный идиот!»
- Если я не вернусь через пять минут, улетайте! – бросила она опешившим инженерам и, не отвечая на их испуганные вопросы, понеслась к рубке.
«Придурок! Дебил! Тоже мне, звездный рыцарь!»
Чарис влетела в рубку на полном ходу и едва не врезалась в кресло Луиджи. Конечно же, этот дурак сидел на месте и не думал идти к капсуле. Затуманенным взглядом он смотрел на приближающуюся землю, его руки с удивительной нежностью поглаживали рычаги управления, словно это были вовсе не безжизненные куски пластика, а тело любимой женщины.
- Живо в капсулу, - рыкнула Чарис, выводя Луиджи из сладких грез.
Он помотал головой.
- Нет. Капитан должен погибнуть со своим кораблем. «Ласточка» слишком дорога мне, возможно, я еще смогу ее посадить.
- Без маневренных двигателей? Ха!
- Все же я попробую…
«Меня окружают одни идиоты», - эта мысль стала для Чарис уже риторической.
Одним быстрым движением она надавила на сонную артерию Луиджи. Скорее всего, он даже не понял, что произошло, когда уже обмяк и закрыл глаза.
Чарис дала автопилоту команду отключить двигатель через три минуты, вытащила Луиджи из кресла, закинула себе на плечо и понесла в капсулу. Здоровый бугай для нее был не тяжелее комнатной шинхи, каких богатые дамочки на зажиточных планетах носят в сумочках.
Появление Чарис с капитаном на плече инженеры встретили разинутыми ртами. Келли-Келли попыталась что-то вякнуть, но Чарис взглядом заставила ее замолчать. Сгрузив Луиджи в кресло, она пристегнула его, затем задраила люк спасательной капсулы.
- Стартуем, - объявила Чарис.


@темы: фантастика, соционика, про чарис, ориджинал, из жизни графомана, бред сивой Морриган

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мы белые и пушистые. Рико, гранатомет, пожалуйста.

главная