Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:10 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
Я хочу научиться писать динамичные тексты, с зубодробительным экшеном, чтобы как в том сюжете Ералаша "Этот дал ему под дых, а тот в глаз ему". Пока что не могу сказать, что я довольна результатом, но пусть один из опытов будет здесь. Спасибо замечательной Рикки Хирикикки за вычитку!
Это приквел к истории о Максе на безумном альфийском корабле (ее можно почитать тут). Но на сей раз в тексте только бета, только хардкор.

Название: Плоть и кровь
Жанр: фантастика, экшен, драма, джен с легким гетом.
Рейтинг: R

– Сверхновую в схему кухонному автомату! Опять синтетические овощи!
Хайнц грохнул подносом об стол так, что один из кусочков аррувы подскочил и попал Чарис прямо в лоб.
– Меткое попадание, снайпер, – Дерек заржал.
Чарис смерила обоих товарищей хмурым взглядом, затем сняла со лба арруву и не менее метким броском отправила обратно в тарелку Хайнца.
– Овощи полезны, не ной, – припечатала она, вытирая лоб салфеткой.
– Почему все полезное такое дерьмовое на вкус? – пожаловался Хайнц. – И вообще, вон, у Дерека – рыба.
– Надо просто вовремя приходить к кухонному автомату, тогда и у тебя будет хорошая еда, засоня, – Дерек помахал перед носом у Хайнца вилкой с дымящимся кусочком зеленой рыбы. – Хочешь вкусняшку, хочешь? Ам-ам!
– Ам! – Хайнц клацнул зубами в миллиметре от рыбы, но Дерек успел вовремя отвести вилку в сторону.
Чарис закатила глаза.
– Как будто только из маточного репликатора вылезли.
– Мальчики такие милые, – проворковала Хелен, наблюдая, как Хайнц пытается отобрать у Дерека рыбу.
– Вот только тебя может умилять их придурь, – заметила Чарис.
Не то чтобы она злилась, просто ее ворчание уже давно стало традицией барсианского отряда. На самом деле наблюдать за шутливыми перепалками Дерека и Хайнца было даже забавно. Солдату, которого смерть подстерегает на каждом шагу, обязательно необходимо расслабляться и вот так веселиться, не думая о завтрашнем дне.
Однако не все разделяли такое мнение: Чарис заметила, как сидящие за соседними столиками косятся на барсианцев, кто изумленно, кто недовольно. Ну и дураки. Жить надо сейчас. Потому что завтра может не настать.
– Почему дисциплину нарушаем? – громогласный бас вдруг заглушил ругань Дерека и Хайнца.
К столику подошел Лео, держащий в руках поднос с кучей тарелок.
Оба шутника вытянулись по стойке смирно и отдали честь, но тут же рассмеялись.
– Командир пришел, стоять, бояться, – протянул Дерек.
– Эй, у него отбивная! – возмутился Хайнц.
– Вот перейдешь в высший командирский состав, и у тебя будет отбивная, – посулил Лео, аккуратно ставя поднос на стол. – А то до сих пор на старшего лейтенанта сдать не можешь, стыдно.
– Я бы уже давно был капитаном, если бы не долбаная астронавигация. Вот скажи, Лео, нахрена нам, боевым подразделениям, знать астронавигацию?
– Чтобы вывести звездолет хоть куда-нибудь, если пилот погибнет, – занудно напомнила Чарис.
– И чтобы мозги упражнять. Хотя тебе-то упражнять нечего, – вставил свое слово Дерек.
Хайнц изобразил обиду и стал ковыряться в овощах с подчеркнуто брезгливой миной.
Остальные тоже принялись за еду. Чарис старательно резала свою рыбу на мелкие кусочки, Дерек наоборот пытался заглотать сразу и побольше, громко чмокал от удовольствия, явно дразня Хайнца.
Лео переставил на поднос Хелен тарелку с тортом из шипучих ягод и получил благодарную улыбку.
– Вот для нее так вечно что-то из столовки высшего командования таскаешь, – заныл Дерек. – Тортики, конфеты, фрукты. Нам бы хоть раз что-нибудь принес.
– Ну, давай, я отрежу тебе половинку, – тут же предложила сердобольная Хелен.
– Обойдется, – в один голос произнесли Чарис и Лео.
– Вишь, брат, какие они жадные, – Хайнц понимающе похлопал Дерека по плечу.
Чарис решила сменить тему. Посмеялись и хватит, пора серьезные вещи обсудить.
– Что слышно в верхах о намечающейся заварушке? - спросила она.
Лео попытался ответить с набитым ртом, но получилось только «чуфк-пуфк-пфа».
– Сначала прожуй, потом говори, – пожурила Хелен и вытерла салфеткой жир с его подбородка.
Лео шумно сглотнул.
– Да все то же самое говорят. Как выйдем из гипера, встретим центаврианский флот у Даниба.
– И какая у Пака стратегия? – Дерек разом стал серьезнее. – Ходят слухи, что центавриане свинтили какое-то новое супероружие.
– Да наверняка все врут, – Хайнц махнул вилкой с насаженным на нее помидором. – Помните, у Гессера тоже все кричали: суперпушка, суперпушка. И что? Не было ничего, решили взять на испуг.
– Поговаривают об оружии нового поколения, – тихо заметила Хелен. – Биологическом или химическом.
– Все брехня, – решительно резюмировал Лео, всем своим лицом с тяжелым подбородком и крупным носом показывая, что он думает о всяких нелепых слухах.
– Центавриане нас просто пугают. Они любят создавать шумиху, как и все старые, но слабые государства, – высказалась Чарис.
Она еще помнила, как в первые годы войны центавриане всячески хитрили, чтобы не вступать в бой. Чего-чего, а коварства их командирам было не занимать. Чарис, как и все барсианцы предпочитавшую честную драку без грязных приемов, такое жутко бесило, но она не могла не признать, что выиграть сражение до его начала – это особый талант.
– Старина Пак собирается провести бой на дальних дистанциях, – продолжил Лео. – Будет маневрировать, стрелять.
– В общем, фиг нам, а не десант, – разочарованно сказал Хайнц.
– Что ж поделаешь, душка Паки любит показать свой стратегический гений, – ядовито процедил Дерек.
Генерала он недолюбливал, считая, что тот задолжал ему премию за успешно проведенную операцию на Элоизе-13. Остальные барсианцы уже оставили попытки переубедить Дерека, который иногда был упрямее робота-погрузчика.
– Ничего, еще навоюетесь, – сказала Чарис. – Рукопашные драки от вас никуда не убегут.
– В этот раз наш отряд будет на орудиях, – сообщил Лео. – А Хелен с медиками. Извини, что ты не с нами, но начальник медчасти очень просил, я не мог отказать. Ты прошлый раз отлично себя показала в скоростной медбригаде.
Хелен слегка покраснела.
– Не надо извиняться, я буду работать там, где нужно. Для этого я здесь, – пролепетала она.
Столовая постепенно пустела, мимо столика барсианцев проходили военные в темно-синей форме и техники в оранжевых комбинезонах. Многие откровенно пялились, кто с восторгом, кто с долей страха. Не так давно наемный флот Хвана получил большое пополнение, и молодежи было интересно посмотреть на знаменитых суперсолдат.
«Хорошо, хоть пальцами не тыкают», - подумала Чарис.
Но некоторые взгляды были откровенно неприязненными. – Мне кусок в горло не лезет перед сражением, а эти жрут как не в себя, – пробурчал один из техников. – Да еще ржут все время.
– Ага, жуткие они. Чем их там на Барсе пичкают? Они, небось, и не люди уже, – поддержал его другой.
Видимо, оба не знали об обостренном слухе суперсолдат.
– Да что вы, мужики, поесть перед боем надо обязательно! – крикнул им Дерек, широко ухмыляясь. – Чтобы, когда мусорщики будут вылавливать в космосе ваши трупы, они полюбовались, как из ваших кишок вываливается жратва. Последний привет для живых, так сказать.
Барисанцы дружно загоготали, а бледные техники поспешили прочь.
– Тоже мне, тыловые шинхи, ни разу запаха жженой кожи, не нюхали, а треплются, – Чарис брезгливо скривилась.
– Все настроение испортили, – пожаловался Хайнц. – Но ты молодец, Дерек, хорошо их отбрил!
– Фу, как не стыдно, мы ведь сражаемся и ради них тоже, – Хелен ткнула в торт вилкой так, будто это был один из техников, и отправила в рот кусочек с розочкой из желе.
– Бедняги просто завидуют, – снисходительно сказал Лео. – Им никогда не сравниться с нами по силе.
– И никогда не побывать в таких переделках! Выпьем за драки и войну! – провозгласил Хайнц, поднимая стакан с протеиновым коктейлем.
– Выпьем! – поддержали его остальные.
– Когда закончится эта кампания, завалимся в Нью-Вегасе в «Пьяного звездолетчика», всех угощаю, – пообещал Лео.
На этой радостной ноте обед закончился. Барсианцы разошлись по своим каютам. До выхода из гиперпространства оставалось еще восемь часов, которые следовало потратить на сон.
Чарис уснула, как только ее голова коснулась пеноподушки. Она, как и любой барсианец, засыпала быстро, спала крепко и не видела снов. Просыпалась она тоже быстро, без будильника, просто дав себе установку открыть глаза в определенное время.
Еда Чарис села на кровати, как по интеркому раздался синтетический голос главного компьютера.
– Внимание, флагманский корабль «Черное солнце» вышел из гиперпространства. Сближение с флотом противника через два часа по корабельному времени. Всем занять свои позиции по боевому расписанию.
На экране интеркома высветилась информация о том, что Чарис необходимо проследовать на уровень три, в блок десять, к плазменной пушке двадцать три. Как и говорил Лео, в этот раз барсианская команда будет работать стрелками. Не так уж плохо, хотя Чарис, как и остальные, предпочитала десант и рукопашную схватку с командой вражеского корабля. В стрелковой башне тебя могут просто распылить на атомы, а во время десанта хотя бы видишь своего противника.
Но приказы не обсуждаются, а исполняются.
Чарис переоделась в свежевыстиранную форму, закрепила на поясе квантовый нож, бластер и миниаптечку – все по уставу. Хотя на звездолете обычно никто не носил на себе весь набор, Чарис отличалась педантичностью, над которой часто подтрунивали товарищи.
Выйдя в коридор, Чарис столкнулась с Дереком, живущим в соседней каюте.
– Куда тебя назначили? – спросил он.
– Пушка двадцать три.
– Эх, у меня двадцать два.
– У меня двадцать три, – к ним подошел Хайнц. – Квантовые дыры, скучнее дежурства у орудия может быть только дежурство с Чар.
– Да, я тебя тоже люблю, Хайни.
– Можем поменяться, – предложил Дерек.
– Никаких изменений, – твердо заявил появившийся из своей каюты Лео. – Куда назначили, там и будете находиться.
– Куда назначили, там и будете находиться, – передразнил Хайнц карикатурно низким голосом.
– Пока, ребята! – мимо прошла Хелен, успев на мгновение обнять Лео.
– Осторожнее там, сестренка, – напутствовал ее Дерек.
– Дежурить медиком не так опасно, это вы будьте осторожны, – Хелен послала товарищам воздушный поцелуй и скрылась за поворотом коридора.
– Ладно, отряд, вперед! – объявил Лео.
Он зашагал в сторону, противоположную той, где скрылась Хелен. Хайнц последовал за ним. Дерек немного замешкался.
– Что-то не так? – Чарис обернулась к нему.
– Да нет, – Дерек взлохматил непослушные черные вихры, как делал всегда, когда нервничал. – Просто проснулся и чувствую себя… мутно.
– Может, в рыбу концентратов переложили? – предположила Чарис.
– Может, – эхом отозвался Дерек. – Не спокойно мне что-то, Чар. Вроде бы уже не зеленый юнец, мандража перед боем быть не должно.
– Он бывает не только у зеленых юнцов. Не обращай внимания, начнешь стрелять – сразу полегчает, – попыталась подбодрить его Чарис.
– Эй, голубки, вы чего застряли?! – раздался крик Хайнца.
– Сам ты голубок ощипанный! – заорал в ответ Дерек.
Они с Чарис поспешили за Хайнцем и Лео.
На оружейной палубе их встретил командир стрелкового отряда.
– Ба, к нам сегодня прибыло мощное подкрепление. Сами барсианцы, – с легкой насмешкой сказал он.
Его подчиненные возбужденно загалдели.
– Эй, поспорим, что мы поразим больше целей, чем вы?
– Ты чего, Энрике, додумался, с кем спорить.
– Он все еще мечтает доказать, что талант сильнее генных модификаций, хе-хе.
– Ставлю бутылку ракетного топлива, что орудие двадцать три всех уделает! – провозгласил Хайнц.
Чарис только усмехнулась и не стала возражать, дармовая выпивка лишней не бывает.
– Ставлю на то, что двадцать вторая пушка всех уделает, – мгновенно зажегся азартом Дерек.
– Ставлю две бутылки на двадцать третье!
– Одну на пятнадцатое! Давай, Энрике, защити честь настоящих людей!
– Все, хватит, – прервал потоки ставок командир стрелкового отряда. – Все по местам. До сближения с противником на расстояние огня полчаса.
– Удачи, – Лео, подмигнув Хайнцу и Чарис, скрылся в отсеке со своей пушкой.
– Удачи! – крикнул Хайнц ему вслед.
Дерек просто кивнул и тоже ушел на свою позицию.
«Хорошо, что его мандраж улегся», – подумала Чарис.
Волнение Дерека заставляло нервничать и ее. Уже несколько раз он спасал отряд, предугадав неприятности. Но сейчас, видимо, он просто что-то не то съел. Опасность, конечно, всегда рядом, но что неожиданного может случиться на звездолете? Это же не дикая, неисследованная планета.
Чарис прошла внутрь двадцать третьего отсека. Пушка состояла из двух стволов, каждым должен был управлять один человек.
– Тебе, как всегда, все равно, на какое кресло садиться? – спросил Хайнц.
– А ты все еще веришь в ту примету о правом кресле? – ответила вопросом на вопрос Чарис. – Садись в него, мне не жалко.
Хайнц разместился в кресле справа от входа.
– Верю, она меня еще ни разу не подводила.
– Но я сидела на разных креслах и все еще жива.
– Потому что ты не веришь в примету. Вот если бы ты верила, вокруг тебя создавалось бы поле…
– Бла-бла-бла, все, хватит, Хайни, займись лучше приборами.
– Заткнись, Хайни, займись приборами. Злые вы.
Но он замолчал и надел шлем стрелка, скрывший половину лица.
Чарис тоже надела шлем и, включив систему автоматического наведения, взглянула на центаврианские корабли при большом увеличении. Три тяжелых крейсера с плазменными пушками, три легких с квантовыми распылителями. Ничего особенного.
«Новое оружие, новое оружие. Сказки, как я и думала».
В этот момент у Чарис зашумело в ушах, все цвета приобрели красноватый оттенок. Во рту стало очень сухо, а желудок вдруг свело от голода. Хотелось мяса, много мяса. Бифштекс с кровью. Окорок. Отбивную.
Мяса.
Мяса.
Мяса.
Чарис скинула шлем и закрыла глаза.
«Так. Отставить, – приказала она себе. – Сейчас ты досчитаешь до десяти, и все будет в порядке. Один. Два. Три…».
На счет «Пять» тело пронзила резкая боль. Чарис обернулась.
Хайнц вцепился в ее плечо, зубами разгрыз форму.
Чарис не колебалась. Размахнувшись, она врезала другу по лицу. Обычному человеку такой удар пробил бы череп, а у Хайнца только потекла носом кровь. Но от Чарис он отскочил.
– Какого хре… – начала она, но окончание фразы застряло в горле.
Хайнц смотрел на нее налитыми кровью глазами, по его губам стекала слюна, капая на пол, на лбу вздулись вены, отчего казалось, что под кожей ползают черви. Он резко прыгнул вперед, визжа что-то на такой высокой частоте, что закладывало уши.
У Чарис не было времени на раздумья. Натренированное тело действовало само, не дожидаясь команд мозга. Чарис выхватила бластер и выстрелила. Голова Хайнца разлетелась на куски, кровь забрызгала пол, стены, форму Чарис.
«Я убила его».
Мысль пришла с запозданием, принялась кружиться в пустой черепной коробке, отражаясь многократным эхом.
«Я убила его».
Не к месту вспомнилось, как Хайнц однажды на скучной наблюдательной миссии вздумал пугать товарищей, выскакивая из-за угла. Чарис чуть не выстрелила в него.
«Я ведь могла тебя убить, идиот», – отчитала она его тогда.
«Вдруг сейчас это тоже была шутка. Просто дурацкая шутка…».
Доносящийся из-за двери визг вывел Чарис из транса.
«Дерьмо, не время для самокопания! Надо выяснить, что происходит».
Она подошла к двери, та бесшумно открылась, и Чарис тут же выстрелила, потому что с боку выскочил брызжущий слюной человек.
Открывшаяся перед Чарис картина наглядно убеждала, что все произошедшее вовсе не последняя шутка Хайнца.
По всему отсеку стрелков носились визжащие люди, они бросались на других, впивались зубами в шеи, руки, ноги – везде, куда могли дотянуться. Неподалеку от Чарис кто-то смачно чавкал. Рядом двое рвали на клочки труп, от его лица осталась кровавая каша, но по фигуре Чарис узнала любителя пари Энрике.
Горстка оставшихся нормальными солдат отстреливалась от толпы каннибалов.
Все это Чарис зафиксировала за долю секунды, прежде чем к ней кинулся очередной безумец.
Она вскинул бластер, но ее опередили – зеленый луч снес каннибалу голову.
– За мной, будем прорываться! – рявкнул появившийся рядом Лео. – Где Хайнц?
– Нет больше Хайнца, – бросила Чарис, подстреливая еще одного обезумевшего солдата.
Лео даже не изменился в лице – сейчас было не время оплакивать павших товарищей.
– Тогда Дерек за мной, Чарис замыкающая, – приказал он. – Ставим наниты на тридцать и бежим.
Лео начал стрелять, расчищая себе путь, Дерек последовал за ним, паля вправо и влево. Чарис бежала в конце маленькой колонны.
Они неслись по серым коридорам звездолета, со всех сторон на них прыгали те, с кем они когда-то жили бок о бок. От визга звенело в ушах.
– К-и-и-и-и! К-и-и-и! – неслось отовсюду.
Чарис старалась экономить заряды, но появлялись все новые и новые каннибалы. Казалось, их влечет запах нормальных людей.
Лео забежал в какую-то комнату, остальные влетели за ним, и Чарис ударила по кнопке блокировки дверей.
Людоеды полезли следом, Дерек пнул одного нагой, выталкивая назад в коридор. Чарис переставила квантовый нож в режим меча и рассекла тело другого пополам. Третьего выпихнул Лео.
Дверь захлопнулась, отделяя барсианцев от врагов.
Чарис стерла с лица чужую кровь и села на пол. Такой опустошенной она себя не чувствовала даже после первого боя. В голове звенело, мышцы ныли от использования нанитов.
Дерек шарахнул кулаком по стене и выругался.
– Какого хрена тут происходит? Что за дерьмо?! Все траванулись мутировавшими овощами и сошли с ума?
Он истерично рассмеялся.
– Это то самое новое оружие центавриан, – голос Лео звучал тускло, словно его рот был полон серого пепла. – Враки, враки. Вот тебе и враки-хераки.
– Наверное, какие-то волны, которые влияют на мозг, – добавила Чарис. Какая-то часть ее сознания, где-то глубоко внутри выла и билась в истерике, но другая на автопилоте продолжала анализировать ситуацию. Холодно. Четко. Равнодушно.
В этом заледеневшем разуме возникла мысль, что надо позаботиться о ранах.
«Хорошо, что я всегда ношу с собой миниаптечку».
Чарис достала антибактериальный пластырь и залепила следы от зубов Хайнца на плече. На мгновение в сознании всплыл образ друга, но Чарис тут же затолкала его подальше.
«Нет. Нельзя».
– Кто-нибудь ранен? – спросила она. – Могу оказать первую помощь.
Лео молча взял у Чарис пластырь и залепил кровоточащую царапину на руке. Дерек грустно улыбнулся.
– Хайнц всегда дразнил тебя запасливой белкой.
– Как он погиб? – тихо спросил Лео.
– Он бросился на меня, и я снесла ему голову, – коротко сообщила Чарис.
Они помолчали.
– Центавриане – трусливые скоты, – прошипел Лео. – Воевать честно у них кишка тонка, придумали такую подлую пакость, что нам пришлось убивать своих же. Только они могли такое изобрести.
– Попадись мне хоть один центаврианин – расчленю. Медленно, – пообещал его Дерек.
– Мы никогда не будем наниматься к этим скотам, – тяжело проговорила Чарис. – Даже если не будет денег.
Лео плотно сжал губы и выпятил подбородок.
– Ладно, пора решать, что делать дальше. Хайнц погиб, но Хелен еще где-то там. Надо ее спасать.
– Спасать? И сколько зарядов осталось в твоем бластере? Один-два? – едко осведомился Дерек. – У меня ни одного. А там, – он показал на дверь, – толпа безумных людоедов. Даже нам с ними не справиться.
– Что же ты предлагаешь? Бросить Хелен? – опасно тихо спросил Лео.
– Может быть, Хелен уже давно не Хелен, – парировал Дерек. – Хайнц ведь обезумел, значит, на нас тоже действует центаврианский гипноз или что там у них.
– Что гадать, надо вызвать ее по комму, – встряла Чарис и сама же набрала код Хелен.
Но эфир ответил лишь тихими потрескиваниями. Барсианцы подождали пару минут, но звонкого голоса Хелен так и не услышали.
– Это ничего не доказывает, – заявил Лео. – Возможно, она потеряла комм.
– Или разбила в припадке безумия, – вставил Дерек. – Глупо рисковать жизнью ради каких-то догадок!
– Барисанцы своих не бросают! Или ты струсил, Дерек Харрис?!
– А может, ты тронулся, Леопольд Лижевски?!
Лео схватил Дерека за ворот рубахи и занес кулак, но Чарис перехватила его руку.
– Заткнулись оба! – рявкнула она. – Не хватало еще нам драться друг с другом. Надо составить план.
Чарис окончательно оправилась от шока, теперь ее сознание было кристально ясным, а тело – готово к действиям.
Лео расслабился, бешенный блеск в глазах погас, и Чарис отпустила его руку. Она сама хотела броситься на поиски Хелен прямо сейчас, но привычка тщательно анализировать ситуацию и не действовать спонтанно взяла верх над чувствами.
Дерек смущенно почесал затылок.
– Да, ты права, Чар. Не время ссориться.
- Нужен план, – Лео на мгновение задумался. – Думаю, для начала стоит связаться с командованием.
– Вот, узнаю майора Лижевски, – одобрила Чарис. – Свяжись с Паком на громкой связи.
– Если он еще жив, – тихо добавил Дерек.
Лео набрал на комме нужный код. Полминуты барсианцы слушали лишь тишину, затем раздался чуть надтреснутый голос.
– Генерал Пак слушает.
– Сэр, на связи майор Лижевски. Со мной капитан Берг и капитан Харрис. Полагаю, мы единственные выжившие из стрелкового отсека. Вы уже в курсе того, что происходит на корабле, сэр?
– Я и трое моих помощников заперты в рубке, а с другой стороны двери беснуется истекающая слюной толпа. О да, я знаю, что происходит! – на миг в голосе генерала прорезалась обычная для него ядовитая ирония, но тут же исчезла. Даже не видя Пака, можно было понять, что он подавлен.
– Сэр, у вас уже есть какой-то план действий? – спросил Лео. – Я и мои люди готовы выполнять ваши распоряже…
– Нам уже ничто не поможет, сынок, – перервал его генерал. – Я осматриваю все отсеки с помощью камер внутреннего слежения – похоже, вы единственные, кто жив и сохранил сознание. Остальных доедают. Или они доедают других. Я связался с другими кораблями флотилии. На одном не отвечают, похоже, генерал Ли мертв, на другом творится то же дерьмо. Остальные корабли вступили в бой. Нам остается только дрейфовать и ждать. Проклятые центавриане…
Барсианцы переглянулись. Чарис была уверена, что у товарищей возник такой же вопрос, как и у нее.
– Сэр, а медотсек вы осматривали? – задал его Лео. – Там наш… друг, старший лейтенант Митчелл.
На несколько минут в эфире повисла тишина.
– Девушка со светлой косой, уложенной вокруг головы? – наконец, спросил Пак.
– Да, – голос Лео едва заметно дрогнул.
– Я ее видел, – Пак помолчал, и его молчание сказало больше слов. – Мне жаль, сынок.
Лицо Лео застыло, Дерек нахмурился, а Чарис почувствовала, как саднит горло.
– Она стала одной из этих… Я видел, как она жрала главного врача, – брезгливо закончил Пак.
Лео шумно выдохнул, но Чарис не могла разделить его облечения.
«Для Хелен лучше было бы погибнуть, чем жить… так».
Она украдкой взглянула на Дерека, и, судя по хмурому взгляду, он разделял ее мнение.
Лео прокашлялся.
– Сэр, какие будут приказы?
– Сложилась чрезвычайная ситуация, поэтому приказываю вам действовать по обстоятельствам, – заявил генерал и добавил мягко. – Да хранят вас боги, ребята.
Он отключился.
– Не знал, что душка Пак религиозен, – заметил Дерек.
– Старик сильно сдал, слышно по голосу, – Чарис покачала головой.
– Еще бы старику не сдать, почти весь вверенный ему войсковой контингент уничтожен.
– Позже обсудим старика, – прервал их Лео. – Нужно разработать план спасения Хелен.
– Ты же слышал, ее уже не спасти, – жестко произнес Дерек. – Наверняка от этой гадости нет лекарства.
– Тихо, – шикнула на них Чарис. – Слышите?
Они замолчали.
Слабый скрежещущий звук доносился со стороны двери.
– Они скребут дверь ногтями? – с нервным смешком предположил Дерек.
Чарис ничего не ответила и подошла к двери. Потрогала поверхность.
– Чуть теплая.
Лео вдруг выругался.
– Черные дыры! Я вспомнил! Когда мы бежали сюда, я заметил квантовый резак недалеко от двери.
– Похоже, психи научились им пользоваться, – резюмировал Дерек. – Или включили случайно. Так или иначе, они будут здесь минут через десять.
Лео мгновенно собрался, как всегда в сложных ситуациях, стал командовать решительно и четко.
– Чарис, проверь карту туннелей для роботов-ремонтников. Возможно, один из них проходит над этой комнатой. Дерек, вон там у стены контейнеры. Помогай мне перетаскивать их к двери. Сделаем баррикаду.
Чарис вызвала на своем наручном комме ЗD-карту туннелей. Сеть тонких светящихся линий напоминала паутину канталийских паукосахов, но улучшенное зрение помогло Чарис быстро найти нужный узел.
– Есть! – объявила она и бросилась к контейнерам.
Чарис составила из них пирамидку, забралась на нее и сняла крышку с люка.
– Залезайте, – велел Лео. – Я прикрываю.
Чарис подтянулась на руках, легко скользнула в туннель. Роботы-ремонтники ездили между внешней обшивкой корабля и внутренними стенами, м некоторые из них достигали внушительных размеров, поэтому пространства в ремонтных туннелях было много.
Чарис встала на четвереньки и поползла вперед, затем услышала, как у нее за спиной в тоннель пролез Дерек. Следом забрался Лео и с хлопком вернул крышку на место.
– Нам нужно добраться до ближайшего склада с оружием, – сказал он.
Чарис принялась копаться в картах.
– Придется далеко ползти, – сообщила она.
– Главное, штаны не протереть, – вяло пошутил Дерек.
Они двинулись вперед.
Позади раздался визг, приглушенный расстоянием. Похоже, людоеды прорвались в комнату и испытали разочарование – добыча исчезла.
«Надеюсь, они не настолько умны, чтобы догадаться, куда мы делись», – подумала Чарис с тревогой.
Они ползли все дальше и дальше. Кругом были лишь однообразные стены из сталепластика, иногда попадались провода и приборные панели. Чарис сверялась с картой. Временами издалека долетали крики, визг, грохот. Барсианцы методично продвигались вперед, бежать кому-то на помощь было глупо: без оружия даже со всеми своими генными модификациями они долго не продержаться.
– Все, мы на месте, – объявила Чарис.
Прямо перед ними коридор разделялся на две части: одна уходила влево, другая вертикально вверх.
– Под нами коридор, по нему доберемся до склада.
Она прижалась ухом к полу, проверяя, не копошатся ли внизу людоеды. Тишина. Убедившись, что все чисто, Чарис осторожно сняла крышку люка и спрыгнула вниз.
Пустой коридор тянулся в обе стороны и заканчивался открытыми дверьми. Возле одной из них валялся труп без головы.
Дерек выпрыгнул из люка, вскоре спустился и Лео. Чарис знаками показала им, куда идти. Склад с оружием оказался совсем рядом, его прочная дверь была закрыта на кодовый замок.
– Хорошо, что с нами Лео и его командирские коды доступа, – порадовался Дерек.
На складе было настоящее изобилие. Комната битком набитая бластерами, ручными позитронными пушками, излучателями антиматерии, плазмометами и старымидобрыми квантовыми гранатами.
Дерек присвистнул и, раскинув руки, обнял ящик с бластерами.
– Да, детка! Вот теперь мы зажжем. Эх, еще бы мы могли постоянно использовать наниты – зачистили бы весь корабль.
– Если бы мы могли постоянно использовать наниты, то правили бы всей Вселенной, – проворчала Чарис. – Что толку мечтать, набирай оружие.
– Предлагаю засесть здесь, – сказал Дерек, засовывая за пояс бластер. – Много оружия, крепкие двери – сможем выдержать любую осаду.
– Смотря сколько продлится осада. Скорее всего, центавриане планируют подождать, пока мы перебьем друг друга, а потом взять корабль чистеньким, неповрежденным, – принялся рассуждать Лео. – Возможно, нам придется сидеть тут несколько дней. В арсенале нет запасов продуктов и воды, мы долго не протянем.
Чарис и Дерек согласно закивали.
Ускоренный метаболизм – плата за увеличенную скорость реакции и силу – вынуждал барсианцев есть больше, чем обычные люди. Когда Лео упомянул о пище, у Чарис заурчало в животе. Все сегодняшние события, обглоданные трупы и слюнявые людоеды – ничего не могло притупить голод.
– Может, сожрем этого в коридоре? – предложил Дерек. – Он почти целый, только головы нет.
– Очень смешно, обхохочешься, – процедила Чарис.
Лео жестом призвал их к молчанию.
– Надо пробиваться к рубке. Там есть большой запас продовольствия на экстренные случаи. К тому же внешние двери очень прочные. Если кто-то из безумцев снова догадается использовать резак, они выдержат.
Чарис сверилась с картой звездолета.
– Да, рубка недалеко отсюда. Но у двери толпа желающих покушать.
– Надо связаться с Паком и узнать, сколько их– предложил Дерек.
Лео набрал код на комме.
– Генерал, сэр, вас вызывает майор Лижевски.
– Слушаю, – раздалось в ответ.
– Мы находимся радом с вами и хотим пробиться в рубку. Сообщите нам, сколько каннибалов дежурят перед дверью.
– Сейчас посмотрю… Десять.
– Отлично, мы идем на прорыв. До связи.
– Удачи, ребята.
– Десять – немного, – сказал Лео, отключив комм. – Мы подберемся незаметно, затем кинем гранаты. Выживших добьем и успеем забраться в рубку, пока не подоспеют новые.
– Отлично, тогда двинули, – Дерек закинул на плечо плазмомет и лихо улыбнулся.
– Ты впереди, Чарис в центре, я – замыкающий,– распорядился Лео. – Каждые пять минут останавливаемся и слушаем.
Дерек пошел вперед, держа плазмомет наготове. Через пять минут он остановился, присел и прижал ухо к полу. Показал жестами, что впереди путь свободен.
Так они и передвигались – медленно и осторожно.
В пустынных коридорах корабля царила тишина, холодная, мертвая. Когда-то здесь было шумно, жизнь не утихала ни на мгновение: все время куда-то спешили техники, вышагивали солдаты, ехали роботы.
Теперь здесь обитали только обглоданные трупы.
Изредка из боковых коридоров доносился отдаленный визг, эхом отражался от стен, искажался, превращаясь в совершенно нереальные звуки. Но затем снова опускалась тишина.
Только три барсианца неслышными призраками скользили по гладкому полу, растворяясь в гробовом молчании.
Вдруг, когда Дерек в очередной раз показал, что все чисто, и свернул в другой коридор, раздался звук выстрела. Чарис и Лео бросились следом.
Похоже, впереди была засада. Не меньше дюжины людоедов сидело тихо, поджидая свои жертвы. Дерек выпустил по ним струю из плазмомета. Троих он уложил, остальные бросились врассыпную. Чарис подстрелила одного, затем другого. Еще один едва не вцепился ей в руку.
– Они быстрые! – выкрикнул Дереке, констатируя очевидное – людоеды перемещались с такой же скоростью, что и генетически модифицированные барсианцы.
Чарис включила двадцатипроцентный режим нанитов и перешла на рукопашную, экономя боеприпасы.
Вырвала горло одному.
Ударом ноги сломала позвоночник другому.
Свернула шею третьему.
Четвертого противника не было, и Чарис поспешила отключить наниты. Мышцы тут же начало неприятно покалывать, и некстати вспомнились мечты Дерека об использовании нанитов постоянно и без последствий.
«Было бы здорово. А то теперь еще полчаса мышцы болеть будут».
Чарис поменяла кассету в бластере.
– Фух, – Дерек тяжко вздохнул. – Пришлось врубать наниты. Эти твари двигаются быстрее обычных людей. Словно звери.
– Скорее всего, оружие центавриан воздействовало на мозг так, что остались только звериные инстинкты, а человеческий разум подавлен. Люди ведь не реализуют все возможности своего тела во многом из-за блокировок разума. Страх, неверие в свои силы – у каннибалов этого нет, – высказала свое предположение Чарис. – У них наверняка и слух обострился. На шум от наших выстрелов скоро сбежится толпа. Пошли быстрее, до рубки недалеко.
Она обернулась к Лео, но увидела лишь коридор, заваленный трупами.
– Лео, говнюк, смылся! – в сердцах выкрикнул Дерек.– Специально уговорил нас пойти к рубке, чтобы сбежать под шумок. Дерьмо он, а не командир!
– Он пошел за Хелен, – тихо проговорила Чарис, теперь ей стало все ясно. Знал, что мы его не пустим, и решил схитрить.
Дерек выглядел беспомощным и потерянным.
– Надо идти за ним, – неуверенно произнес он. – Его же разорвут без нас.
Чарис положила руку ему на плечо и чуть сжала.
– Нет. Мы пойдем, как запланировали, в рубку, – твердо произнесла она. – Лео сделала выбор. Хелен для него важнее команды – да будет так.
Она надеялась, что Дерек ее послушает. Формально они были в одном звании, и Чарис не могла ему приказывать, но она решила: нельзя разделять команду. Если Дерек все же пойдет за Лео, надо вырубить его и оттащить в рубку. Для его же блага.
Похоже, Дерек почувствовал ее настрой.
– Я пойду с тобой. Поодиночке нас перебьют, – на его лице на краткий миг отразилось облегчение.
Они снова двинулись по коридору. До рубки оставалось всего ничего, когда сверху на Чарис что-то упало. Шею пронзила боль, Чарис попыталась ударить противника, но не смогла дотянуться. Раздался свист квантового ножа, и тяжесть исчезла.
Чарис обернулась.
На полу лежал человек с перерезанной шеей. Дерек убирал оружие в ножны на бедре.
– Эге, да это тот самый техник, который ворчал на нас в столовой. Надо же, кажется, прошло уже лет сто.
Чарис все еще чувствовала боль в шее, она провела по коже рукой и увидела на пальцах кровь.
– Сильно он меня цапнул.
Она достала из миниаптечки последний пластырь и залепила рану.
– В рубке должны быть антибиотики, – Дерек криво ухмыльнулся. – Надеюсь, людоедство не заразно.
– Если я стану такой как они – убей меня, – попросила Чарис.
Дерек встретил ее взгляд.
– Обещаю.
Дальше до рубки путь оказался свободен. Перед тяжелыми стальными дверями, как и говорил Пак, столпился десяток людоедов.
Барсианцы кинули по гранате, сгусток измененной материи разорвал несколько людоедов, но остальные успели отскочить. Чарис и Дерек не стали ждать, пока противники придут в себя, и открыли огонь. Атака застала каннибалов врасплох, они не успели оказать сопротивления. Вскоре на полу остались дымящиеся трупы.
Барсианцы перешагнули через них. Походя Чарис отметила, что уже не пытается вглядываться в лица, ища знакомых. Теперь бывшие товарищи стали для нее лишь целями.
Дерек набрал на замке двери код вызова.
– Сэр, капитан Харрис и капитан Берг прибыли в ваше распоряжение. Площадка зачищена от врагов, можете открывать.
Прошла мучительная минута ожидания, и толстые створки разъехались в стороны. Барсианцы быстро забежали внутрь рубки, дверь беззвучно закрылась за ними.
– Аптечку, быстро! – крикнул Дерек.
Находившиеся в рубке люди засуетились, Чарис быстро осмотрела их, убеждаясь, что выжило не так много: сам генерал Пак, бледный и постаревший, сидящий в своем кресле командира, двое его заместителей-полковников и хрупкая девушка-связистка. Она и сунула Дереку полевую аптеку.
Тот быстро достал пневмошприц, передал Чарис ампулу с антибиотиком, сам взялся за пластырь и залепил несколько своих царапин. Чарис вколола себе двойную дозу, решив не рисковать.
– Как ты? – спросил Дерек.
– В норме.
– Ее ранил кто-то из… этих? – нервно спросил заместитель генерала.
– Опасно оставлять ее здесь, – вставил другой. – Вдруг…
Дерек заставил его замолчать одним взглядом.
– Никаких «вдруг» не будет.
– То, что произошло с членами экипажа, не заболевание, а воздействие на мозг, – резко произнес Пак. – Оно не передается ни воздушно-капельными путем, ни через слюну. Оказывается, мои замы не учились в школе и не знают элементарных вещей. Не позорьтесь.
– Если я начну вести себя неадекватно, майор Харрис сможет быстро меня обезвредить, – рассудительно заметила Чарис.
Пристыженные заместители замолчали, но то и дело кидали на барсианцев подозрительные взгляды.
– Как идет бой? – спросил Дерек.
– Наш флот проигрывает, – Пак вяло указал на экраны следящих устройств, где мерцали точки, обозначавшие корабли. – Что еще можно было ожидать, когда три звездолета выведены из строя в самом начале сражения? Мы болтаемся на краю поля боя, как…
Пак недоговорил и махнул рукой.
– Как дерьмо в гипере, – подсказал один из замов.
– Вы не пробовали прислать центаврианам сигнал о сдаче? – сухо осведомилась Чарис. – Тогда они возьмут нас на абордаж и перебьют остатки людоедов.
– По вашему высокие посты занимают полные кретины?– яду в голосе Пака хватило бы на сотню сцилинских змей. – Как только началась заварушка, я сразу послал сигнал о сдаче. Если честно, я надеялся, что у центавриан есть способ отменить действие их оружия и вернуть людям разум. Я хотел сдаться и спасти экипаж. Но ублюдки проигнорировали мое сообщение.
– Значит, «противоядия» нет, – подвел итог Дерек.
Они с Чарис понимающе переглянулись.
«Либо у центавриан нет лекарства от безумия, либо они не хотят его использовать».
– Где у вас запас еды? – спросила Чарис.
– В такой ситуации вы еще можете есть? – срывающимся голосом спросила связистка.
– Можем. И тебе советуем, – Дерек дружелюбно улыбнулся.
Но девушка побледнела и отвернулась.
В итоге барсианцы обосновались в дальнем углу рубки лишь в компании коробок с полевыми обедами.
Чарис наконец смогла расслабиться, перенапряженное тело настоятельно требовало отдыха и пищи.
«Мясо».
Чарис передернуло от этой мысли, но она все же запихала в рот ложку безвкусной каши, полной витаминов и микроэлементов.
– Как думаешь, если Лео найдет Хелен, ее можно будет вылечить? – тихо спросил Дерек.
– Сначала ему надо найти ее и выжить. Но лучше не питать несбыточных надежд,– Чарис не собиралась успокаивать товарища пустыми обещаниями. Разрушенная надежда причинит только больше боли. Лучше уж вообще не надеяться.
Дерек вздохнул.
– В кого же ты у нас такая разумная, Чар?
- В маточный репликатор, - Чарис выдавила из себя жалкое подобие улыбки.
Несколько минут они молча ели.
Вдруг комм Чарис запищал, и она поспешила принять сообщение.
– Это Лео. Хелен у меня. Где вы?
– В рубке, – сообщила Чарис.
– Иду к вам.
– Поняла. Мы тебя впустим.
– Кого вы собрались впускать?! – грозно вопросил генерал Пак.
Он поднялся с кресла, расправил плечи, став похож на себя прежнего – властного командира.
– Пока еще я здесь командую! Я запрещаю впускать сюда старшего лейтенанта Митчелл. Она безумна.
Чарис и Дереку не нужно было согласовывать совместные действия, они вместе с воздухом Барсы впитали одно знание: «Сначала товарищ-барсианец, а уже потом приказы командования».
– Вы уверены, генерал? – вкрадчиво поинтересовался Дерек, вскидывая плазмомет. – У вас в рубке двое барсианцев, а вы приказываете нам бросить товарищей. Я, знаете ли, очень вспыльчивый, если кто-то задевает моих друзей, сразу начинаю стрелять.
Связистка сдавленно пискнула и спряталась за кресло Пака. Один из замов, тот, что помоложе, выхватил бластер, но старший коллега сжал его запястье, останавливая. Они понимали: барсианцы перебьют их прежде, чем они успеют понять, что мертвы.
– Вы пойдете под трибунал за неповиновение! – прорычал Пак.
Дерек шало улыбнулся.
– И кто же нас отправит под трибунал, ваш труп?
Чарис вмешалась, входя в роль «доброго барсианца».
– Сэр, давайте рассуждать разумно. Когда майор Лижевски приведет сюда старшего лейтенанта Митчелл, мы втроем сможем ее контролировать. Я предлагаю вам не вмешиваться в наши действия, тогда мы избежим конфликта и ненужного кровопролития.
– Я очень даже «за» кровопролитие! – высказался «плохой барсианец» Дерек.
В узких черных глазах генерала Пак полыхнула ярость, но он опустился назад в кресло.
– Делайте, что хотите. Но последствия будут на вашей совести.
– Спасибо, сэр, – Чарис осталась вежливой до конца.
Дерек скорчил разочарованную мину и закинул плазмомет за спину.
Чарис подошла к пульту системы видеонаблюдения и проверила коридор перед дверью рубки.
– Пятнадцать гадов, – тихо заметил у нее за спиной Дерек.
– Как только появится Лео, откроем дверь и проложим ему путь, – сказала Чарис.
Потянулись минуты ожидания, но теперь люди в рубке смотрели на барсианцев не с подозрением, а с откровенной злобой.
Улучив момент, Дерек знаком показал Чарис следить за тылом, она кивнула. Тут запищал комм.
– Я в коридоре возле рубки, – сообщил Лео.
– Мы прикроем тебя, – сказала Чарис.
Дерек нажал на кнопку, снимая блокировку с двери, и выдал очередь из плазмомета, сжигая все на своем пути. Чарис же развернулась к людям в рубке и вскинула бластер. Вовремя, потому что молодой и не в меру горячий зам генерала снова потянулся к оружию.
– Без глупостей, – предупредила Чарис.
Она слышала, как у нее за спиной искрится зарядами плазмомет Дерека, затем раздался топот и зашипели закрывающиеся двери. Чарис чуть скосила глаза, не опуская бластера, и увидела Лео, держащего на руках бесчувственную Хелен. Оба выглядели неважно: мундир Лео был порван во многих местах и заляпан кровью, а Хелен вообще мало походила на себя прежнюю. Безумие изменило ее лицо, черты заострились, кожа посерела. Ее гордость – некогда ухоженные золотые локоны превратились в спутанный колтун.
– Ее надо связать, – быстро проговорила Чарис.
– Лучше вколоть дозу снотворного и побольше, – вставил Дерек. – А себе вколи антибиотики, Лео, если тебя кусали.
Лео ничего не ответил, просто бережно положил Хелен на пол.
Чарис на всякий случай продолжала держать людей в рубке на прицеле, а Дерек принес Лео аптечку.
– Лучше бы ее куда-нибудь запереть для надежности, – предложил он.
– Запрем, – бесцветным голосом произнес Лео.
И тут Хелен распахнула глаза.
Лео быстро схватил ее за плечи, прижимая к полу. Хелен забилась, попыталась его пнуть, но Чарис уже была рядом и сжала тисками ее ноги.
В руках Дерека сверкнула ампула со снотворным.
Пневмошприц уже был рядом с рукой Хелен, как вдруг мощная сила подбросила Чарис в воздух и швырнула на приборную панель.
Чарис здорово приложилась головой, на мгновение в глазах потемнело, но закаленное барсианское тело было не так просто повредить. Чарис почти сразу же пришла в себя, осмотрелась.
Лео поднимался с колен возле стены, похоже, его тоже отбросило. Дерек вытаскивал пневмошприц из своего плеча.
Едва заметное размытое пятно с золотым росчерком летело по комнате.
«Что? Она же не могла активировать наниты в таком состоянии… Неужели сто процентов…».
Мысли Чарис разорвал крик боли, он звенел и звенел, разбивая мир на множество осколков.
В воздух взлетел фонтан кровавых брызг и замер на миг рубиновым ожерельем.
А затем все кончилось.
Чарис увидела на полу Хелен, она лежала неподвижно, из ее некогда ярко-голубых, а сейчас почти белых глаз стекали на щеки кровавые слезы.
«Сто процентов… Она действовала на инстинктах и включила наниты на полную мощность…».
При стопроцентном использовании нанитов мозг почти мгновенно превращается в кашу.
Двигаясь медленно, словно в вязкой жидкости, Лео подошел к Хелен, опустился на колени и протянул к ней руки. Он нежно коснулся щек Хелен, убрал прядку волос с ее лба и, наконец, закрыл ей глаза. Руки боевого командира Лижевски дрожали.
– Почему она сделала это? Почему? – повторял он. – Почему?
Дерек присел рядом.
– Она не понимала, что делает. Ты не виноват, Лео.
Чарис пошла к ним. Она не чувствовала ничего, в душе было пусто. Возможно, потом придут и боль, и сожаление, и ненависть к себе за то, что не смогла помочь, не смогла уберечь. Но пока была лишь спасительная пустота.
Чарис присела рядом с товарищами, не зная, что сказать. Слова утешения здесь были не к месту, прозвучали бы жалко.
Дерек накрыл Чарис руку своей, переплел теплые, шершавые пальцы с ее, затем сжал ладонь Лео. Чарис поняла, что ничего не надо говорить. Она тоже взяла Лео за руку, и трое барсианцев молча сидели, разделяя скорбь друг друга.
– Контролировать?! – режущий по ушам фальцет ворвался в их тихий мир.
Голос генерала Пака было трудно узнать.
– Это, по-вашему, контролировать, ублюдки?!
Чарис нехотя обернулась на его крик.
Два тела в луже крови. Молодой зам генерала и девушка-связистка. Похоже, носясь по рубке, обезумевшая от боли и избытка силы Хелен случайно задела их.
Генерал Пак закрыл лицо руками и скорчился в кресле.
Чарис перевела взгляд на оставшегося в живых зама, тот уже держал бластер наизготовку, но вместо того, чтобы выстрелить, бросил оружие в сторону барсианцев. Бластер едва не попал в Лео, но то легко, скорее по привычке, чем специально, увернулся.
– Какой смысл в глупой мести? – устало произнес зам. – Уже достаточно смертей.
Центавриане взяли «Черное солнце» на абордаж через сутки по корабельному времени. Выжившие покинули рубку под дулами бластеров десантников. Впереди шагал Лео, держащий на руках тело Хелен. Ни у кого из центавриан не хватило духу отобрать у барсианца его ношу.
Чарис шла по коридорам корабля и старалась не смотреть по сторонам. Дерек тронул ее за руку.
– Чар, они ведь… они под конец ели друг друга…
– Просто не смотри, Дерек. Просто. Не. Смотри.
Вселенское сообщество осудило действия Центаврианской Империи в сражении при Данибе-3 и внесло примененный психолуч в список запрещенного оружия. Всем пострадавшим Империя выплатила небольшую компенсацию, они прошли реабилитацию по требованию Вселенской Организации Здоровья.
Через полгода в космопорте Даниба-3 Чарис и Дерек стояли перед огромным окном, из которого открывался вид на взлетную полосу. Серебряные силуэты звездолетов сверкали на фоне заката. Зеленое небо Данибы переливалось всеми оттенками лазурного и изумрудного.
– Красиво, – тихо сказал Дерек. – Жаль, Лео не пришел. Только по комму и поговорили.
– Он точно решил возвращаться на Барсу? – спросила Чарис просто для того, чтобы что-то сказать
– Ты же знаешь Лео, если он что решил, то это железно. Говорит, что хочет учить кадетов. Но, главное, на Барсе…
– Могила Хелен.
– И Хайнца.
Дерек провел пальцем по стеклу, будто специально, чтобы получился раздражающий скрежет
– Глупо все вышло. Мы – суперсолдаты, одни из сильнейших существ во Вселенной. И так легко проиграли.
– Непобедимых не бывает, – напомнила ему Чарис.
– Но если бы мы могли использовать наниты на сто процентов, Хелен бы не погибла, – упрямо возразил Дерек.
– Если бы могли использовать наниты на сто процентов постоянно, мы бы уже не были людьми, – убежденно проговорила Чарис.
Они помолчали.
– Представляешь, – тихо начал Дерек, – после того… сражения мне стали сниться сны. Мне снится…
– Не надо, – резко прервала его Чарис. Она прекрасно знала, что ему снится, потому что сама видела ночами то же самое. – Пропей курс таблеток, которые выписали врачи, и все пройдет. Если будешь говорить об этом, то только разбередишь рану.
Дерек хмыкнул.
– Твои советы как всегда такие разумные. Но во сне я могу видеть Хелен и Хайнца, а таблетки заберут их навсегда.
Чарис постаралась вложить в свой голос как можно больше строгости. Дерек не должен был понять, как она сама колебалась перед приемом каждой капсулы.
– Ты же знаешь, что это не выход. Пообещай мне, что пропьешь полный курс.
– Обещаю, командир, – по губам Дерека скользнула бледная тень его былой улыбки.
– Учти, я проверю при нашей следующей встрече.
Дерек посмотрел на нее с нечитаемым выражением.
– Кстати, насчет следующей встречи. Ты теперь куда? – преувеличенно бодро спросил он.
Чарис пожала плечами.
– Война закончилась, найду какую-нибудь работу, вроде телохранителя. Тренированные бойцы везде нужны. А ты?
– То же самое.
Чарис показалось, что Дерек хотел сказать что-то еще. Он долго смотрел на нее все с тем же странным выражением, но молчал.
– Тогда бывай, – Чарис улыбнулась и хлопнула друга по плечу. – Не теряйся, пиши на мой комм иногда. Если возникнут проблемы, обязательно свяжись со мной. Я тоже буду тебе писать и напоминать про таблетки.
– Заметно. Ты тоже всегда можешь рассчитывать на мою помощь.
Они пожали друг другу руки, обнялись и пошли в разные стороны.

***
Чарис смотрела на команду «Ласточки», жадно ловивших каждое слово ее истории о данибской мясорубке. Она не стала рассказывать им все.
Кое-что должно остаться только между ней и другими барсианцами.

@темы: фанфик, соционика

URL
Комментарии
2015-03-09 в 16:47 

Dark wise wizard
А мне всё-таки кажется, что это по рейтингу R. У тебя ж нет подробных описаний, как сбрендившие "кормились", соответственно рейтинг просто за факт, когда не страшно. Это я как ненавистник всякого зомбятника с пожиранием всего и вся говорю - не страшно))

2015-03-09 в 19:48 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
ок

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мы белые и пушистые. Рико, гранатомет, пожалуйста.

главная