12:09 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
Продолжение и окончание :D Надеюсь альфа смогла остаться альфой до самого конца

Название: Безумный рейс
Персонажи: Чарис (Макс), Луиджи (Гюго), Келли-Келли (Дон), Тоби (Роб)
Рейтинг: PG-13
Жанр: джен, ненаучная фантастика, космические приключения
Содержание: Макс в альфятнике. Этим все сказано

Эпиграф всей истории: "Если безумие нельзя остановить, его необходимо возглавить"
Музыка:

Прослушать или скачать 01. Vladimir Cosma - Banzai бесплатно на Простоплеер

Звездолет едва ощутимо вздрогнул, надежно прижатая ремнями к противоперегрузочной койке Чарис ощутила легкую тошноту. Она так соскучилась по полетам, что даже дурноту, вечную спутницу гиперпрыжка, воспринимала с радостью.
«Фух, мы вошли в гиперпространство и все еще живы. Хвала Космосу!»
Чарис до последнего момента опасалась, что двигатели старушки «Ласточки» откажут и звездолет пополнит ряды затерявшихся в изнанке Вселенной кораблей. Келли-Келли перед отлетом бодро заявила, что в этом случае они смогут узнать, что же происходит с застрявшими в гиперпространстве людьми – но Чарис научной лихорадкой не страдала, и ее такая перспектива совсем не радовала.
«Надеюсь, из прыжка мы тоже выйдем благополучно».
Чарис нажала кнопку, ремни с шипением скрылись внутри койки, и майор смогла сесть, расправить затекшие плечи.
Вдруг в воздухе затрещало и по звездолету разнесся веселый голос Луиджи:
- Ребята, поздравляю с успешным стартом! Начало нашим звездным приключениям положено! Предлагаю собраться на камбузе и отметить!
Чарис не слишком-то хотелось идти и что-то отмечать, она бы предпочла остаться в своей каюте. Майор с тоской взглянула на коробочку из противоударного пластика, примостившуюся на столе. Среди немногих пожиток Чарис она занимала особое место. Под серой крышкой хранилось десять настоящих сигар с Нью-Кубы. Длинных, толстых, с терпким запахом. Чарис не пожалела на них всех премиальных за успешное взятие центаврианского флагмана. Это была ее единственная крупная трата. Майор любила посидеть в тишине, пожевывая кончик сигары, вдыхая приятный запах. Раз в месяц она позволяла себе раскурить одну. Сейчас самое время попыхтеть сизым дымом, чтобы вместе с ним улетели тревоги последних дней. Но…
«Надо общаться с товарищами по команде».
Чарис пружинистым движением встала с кровати, накинула поверх майки любимую синюю куртку и направилась на камбуз.
Там уже собрались все остальные члены команды. Луиджи демонстрировал Келли-Келли и Тоби самую настоящую стеклянную бутылку.
«Белая лошадь» прочла на этикетке Чарис и мысленно присвистнула. Больше половины населения галактики даже не знало, как выглядит эта самая «лошадь», но марка виски осталась неизменной еще со времен старой Земли.
- Ого-го, дорогая выпивка, - протянула Чарис. – Где вы ее достали, сэр?
- Я же просил, просто Лу, мы не в армии, - уже в которой раз с момента их знакомства поправил капитан.
- Предпочитаю соблюдать субординацию, - все также упрямо возразила Чарис.
- Чари, ты зану-у-уда, - протянула Келли-Келли, коверкая уже успела наградить майора дурацким прозвищем.
Чарис придерживалась иного мнения: субординация позволяла легко ориентироваться в мире человеческих отношений, благодаря ей майор точно знала как с кем разговаривать. Очень удобно.
Тоби тем временем разглядывал бутылку.
- Самая настоящая «Белая лошадь», - вынес вердикт он. – Видите вот этот блестящий круг на этикетке? Фирменный знак компании «Старые вина», его невозможно подделать.
- Давайте пробовать, давайте пробовать! – по вытянутым рукам Келли-Келли побежали волны, признак крайнего возбуждения.
- Я не буду, - поспешила вставить Чарис.
Остальные озадачено воззрились на нее.
- Не люблю пить, - пояснила она.
«А еще алкоголь в крови вредно влияет на наниты, но вам это знать не обязательно».
- Скукота, - фыркнула Келли-Келли. – Хоть каплюшечку выпей.
Ее физиономия стала хитрой-хитрой.
- Нет, - отрезала Чарис. – Ты ведь хочешь увидеть меня пьяной, верно?
Девушка-инженер принялась невинно насвистывать.
- Ладно, тогда нам больше достанется, - ухмыльнулся Луиджи и достал из шкафчика три пластиковых стакана.
- Прежде, чем все напьются до непотребного состояния, я бы хотел кое-что показать, - с ноткой торжественности произнес Тоби.
Чарис давно заметила, что он прячет одну руку за спиной.
«Интересно, что там? Надеюсь, не магнитная бомба».
Тоби медленно водрузил на стол вазу с композицией из пластиковых цветов и веточек. На полминуты повисла тишина.
- И что это значит? – в своей обычной грубоватой манере спросила Келли-Келли.
- Это икебана, - выпятив грудь, объявил Тоби.
- Ике.. .чего?
- Вроде бы это вид искусства в империи трех Солнц, - неуверенно проговорил Луиджи, потирая подбородок.
Чарис, склонив голову на бок, скептически осматривала композицию: тонкие коричневые ветки, белые цветы с желтыми прожилками, синие цветы, зеленые листочки.
- Икебана не просто искусство, она несет в себе сакральный смысл, - наставительно изрек Тоби и принялся объяснять. – Синие ирисы символизируют удачу, белые лилии – достаток, зелень – деньги.
- То есть ты желаешь нам удачи и денег, - попыталась расшифровать послание загадочной имперской культуры Келли-Келли.
- На общегалактическом это звучит грубо, но да, - согласился Тоби.
- А те деревца, которые ты держишь в каюте, тоже приносят удачу?
- Бонсай приносят эстетическое наслаждение, - в голосе Тоби прорезалось раздражение. – Вообще откуда ты знаешь о них, ты без спросу входила в мою каюту?
- Да просто увидела, когда мимо проходила, нечего дверь распахивать.
- Не вздумай их трогать! Они очень хрупкие! И это настоящие деревья, не пластик!
- Ого, настоящие деревья?! Тогда я точно их потрогаю! Никогда не видела настоящих деревьев!
Тоби и Келли-Келли затеяли спор, знаменитое спокойствие жителей империи, которое непонятно почему называли восточным, мгновенно слетело с лица спеца по двигателям. Чарис наблюдала за перепалкой, мысленно ухмыляясь.
«Как же давно я не летала в команде, уже забыла, каково это, когда вокруг много людей, они разговаривают, смеются, спорят».
Луиджи, как заботливая мамаша, полез разнимать инженеров, Тоби грозил достать некую «катану» и нашинковать Келли-Келли, та показывала ему кукиш.
«Похоже, рейс обещает быть веселым…»
Полет в гиперпространстве длился три дня, Чарис использовала это время для отдыха и тренировок. Ее работа начнется, когда они выйдут в обычный космос и будут дрейфовать три часа, ожидая пока остынут позитронные двигатели. А пока майор потягивалась на перекладине, которую собственноручно установила в своей каюте, читала, слушала перепалки инженеров и болтовню капитана. С каждым днем она все больше привыкала к команде, и идея выйти в рейс с таким странным экипажем уже не казалась ей безумной.
Сразу же после второго гиперпрыжка Чарис отправилась в рубку. Сидящий в кресле пилота Луиджи обеспокоенно взглянул на нее.
- Ты такая сосредоточенная. Что-то случилось?
- Просто готовлюсь к выполнению своих обязанностей. Мы в открытом космосе, значит, пираты могут появиться в любой момент.
Луиджи беззаботно улыбнулся.
- Будем надеяться, что икебана Тоби действительно принесет нам удачу, и мы не встретим бандитов.
- Не стоит рассчитывать на пластиковые цветы, сэр, - буркнула Чарис и села в кресло напротив радара.
Опасения майора оказались не напрасны, всего через полчаса после того, как «Ласточка» вынырнула из гиперпространства, на радаре замигала красная точка. Чарис вызвала по внутренней связи ушедшего спать Луиджи. С ним притащились инженеры.
- Может быть, патруль? – с робкой надеждой спросила Келли-Келли, вглядываясь в экран радара.
- Буду рада, если это так, - обронила Чарис. – Но стоит готовиться к худшему. Если они сохранят текущую скорость, то будут на расстоянии выстрела из пушки через полчаса. Мы сможем к этому времени прыгнуть?
Тоби покачал головой, принялся теребить в руках кусок тонкого пластика.
- Нет, двигатели просто разорвет от перегрева.
Запищал внешний комм, Луиджи потянулся, чтобы включить связь, но Чарис перехватила его руку.
- Лучше с ними поговорю я, кто бы они ни были. Вы не против, сэр?
Луиджи неуверенно кивнул, было видно, что он нервничает, но пытается это скрыть.
Чарис села в кресло, включила связь. На экране комма появился загорелый мужчина.
«Он точно не патрульный».
У галактических патрульных не бывает такого обилия микро-чипов в ушах и колец с искусственными алмазами в носах.
- Привет, крошка, - загорелый игриво подмигнул Чарис. – Ты капитан этой развалюхи?
- Допустим, - ровно произнесла майор.
- Тогда не будем тянуть и перейдем к делу. Эта зона принадлежит мне и за перелеты здесь следует платить. Треть вашего груза придется отдать.
Чарис придала лицу абсолютно каменное выражение. С такой физиономией она убеждала прапорщика Швайнера, что полуголый красавец на найденном во время проверки в ее тумбочке трехмерной фото вовсе не звезда галактического экрана Джимми Виллибел, а ее брат. Честно-честно любимый родной братик.
- У меня есть идея получше, - отчеканила Чарис. – Если ты через пять минут не уберешься куда подальше, я приставлю генератор антиматерии к твоей заднице.
Пират ответил ей сальной улыбочкой.
- Звучит заманчиво, крошка, но мужеподобные накаченные бабы не в моем вкусе… И не вешай мне лайшу на уши, нет у тебя никакого генератора.
Его улыбка превратилась в хищный оскал.
- Даю тебе пять минут на раздумья. Если не отдашь треть груза, я заберу все, вместе с вашим вшивым корытом.
Экран погас.
Повисшую в рубке вязкую тишину можно было резать квантовым ножом.
- Что будем делать? – нарушил молчание голос Луиджи.
Чарис обернулась к команде. Бледный Тоби машинально сворачивал из листа тонкого пластика какую-то фигурку, Келли-Келли кусала губы, Луиджи смотрел на Чарис растеряно, почти с мольбой.
Майор перевела взгляд на приборную доску, покрутила колесико возле радара, просматривая собранные компьютером сведенья о вражеском судне.
- У пиратов боевой крейсер класса ДКЦ-2390. Он медленнее нас и менее маневренный, но лучше вооружен. Я считаю, не стоит рисковать. Лучше отдать им то, что они хотят.
- Да ты просто трусишь! – взорвалась Келли-Келли. – Ты же спец по безопасности, ты должна решать такие проблемы. А ты что – сразу в кусты?
Чарис захотелось ей врезать.
«Трусость, говоришь? И что же хорошего в том, чтобы героически погибнуть, поперев на врага во много раз сильнее тебя? Это только по головиденью называется героизмом, деточка, а в армии такое зовут дурью!»
Но Чарис не ударила Келли-Келли и ничего не сказала в ответ на оскорбления, майор повернулась к Луиджи.
- Как нам поступать, решать вам, сэр. Вы капитан.
Луиджи ссутулился под ее тяжелым взглядом, но затем расправил плечи, упрямо вскинул голову.
- Мы не в армии, я не могу вам приказывать. Нужно провести голосование.
Мысленно Чарис хватилась за голову.
«Голосование! Черные дыры и сверхновые!»
- Кто за то, чтобы драться с пиратами? – вопросил Луиджи.
Келли-Келли замахала обеими руками.
- Я! Я! Надерем им зад!
- Храбрая, как космический десантник, - хмыкнула Чарис.
«Такая же отчаянная и тупоголовая».
- Я своего мнения не меняю, нужно отдавать часть груза и не лезть на рожон, - твердо проговорила майор.
Все взгляды обратились к Тоби, который уже успел сложить из пластика птичку.
- Чего молчишь? - подтолкнула его Келли-Келли.
Инженер помялся, уставился на птичку, избегая взгляда коллеги.
- Я воздерживаюсь, - пробурчал он.
- Так не честно! – заорала Келли-Келли.
Чарис посмотрела на Луиджи.
- В итоге все равно решать вам, сэр. Я подчинюсь любому вашему приказу.
Капитан сжал огромные кулаки. Он молчал долго, очень долго. Время, отведенное пиратом, утекало. Чарис стало жаль Луиджи, она понимала, каково это – принимать решение, которое может изменить судьбы людей. За почти двадцатилетнюю военную карьеру она успела покомандовать и десантным взводом, и артиллерийской группой и малым боевым крейсером. Чарис могла бы снять с Луиджи груз ответственности, надавить на него, заставив принять ее точку зрения – тогда он будет как бы и не причем. Или вообще взять руководство на себя. Но иерархию необходимо соблюдать. Луиджи – капитан, Чарис – его подчиненная. Таков порядок.
- Если мы отдадим треть груза, то можем остаться совсем без прибыли, - заговорил Луиджи. - Так нельзя. Мы будем драться!
- ДА! – рявкнула Келли-Келли, потрясая кулачками.
Тоби скорбно вздохнул и смял фигурку птички.
- Так точно, сэр, - оттарабанила Чарис и щелкнула армированными каблуками ботинок, отдавая честь. - Теперь, как специалист по безопасности, я беру руководство операцией в свои руки.
- Чего? – набычилась Келли-Келли. – А кто только недавно хотел поджать хвост перед пиратами? Теперь уже, значит, командовать будешь?
- Да буду, потому что я единственная, кто имеет военный опыт, - отрезала Чарис. – И если не хочешь сдохнуть, будешь мне подчиняться.
- Все верно, ты босс, - майору показалось, в голосе Луиджи прозвучало облегчение, он с радостью передавал командование Чарис.
- Итак, наша задача, продержаться два с половиной часа, пока не остынут позитронные двигатели, - принялась излагать план операции майор.
Она не волновалась, чувствуя себя в родной стихии.
- Все это время мы должны будем маневрировать, чтобы не подпустить крейсер близко и уйти от его огня. Капитан – вы главное звено операции, пилотирование на вас. Я буду в стрелковой башне, попробую подбить нашего преследователя.
- А я? Что делать мне? – Келли-Келли, казалось, вот-вот взорвется от нетерпения.
- А вы с Тоби будете лежать в антиперегрузочных койках в своих каютах.
Инженер поникла.
- И все? Скушно.
- А по-моему совсем не скучно, - веско возразил Тоби.
- Если всем все ясно, то по местам, - объявила Чарис.
Келли-Келли, ворча, вышла из рубки. Направившегося следом Тоби Чарис перехватила за локоть.
- Заблокируй дверь каюты Келли-Келли, - прошептала она. – А то еще вылезет, выкинет чего-нибудь…
Тоби понимающе кивнул.
Когда за инженерами закрылась автоматическая дверь, Чарис окликнул капитан.
- Кресло стрелка почти не защищено от перегрузок, - тихо произнес он. – Когда я буду крутить звездолет, чтобы не попасть под огонь…
- Не волнуйся, мое тело приспособлено к большим перегрузкам, - Чарис взглянула в глаза Луиджи. – Я не вру, я же супер-солдат. Поэтому крути звездолет как угодно.
Луиджи через силу улыбнулся.
- Ты забыла добавить «сэр».
Чарис хмыкнула и вышла в коридор, вслед ей донеслось «Удачи».
Майор бегом добралась до лестницы в стрелковую башню, взлетела по перекладинам и упала в кресло. Пять минут, отведенные «Ласточке» пиратом, уже истекли. Чарис застегнула ремни и, взявшись за ручки управления пушкой, нажала кнопку запуска. На голову ей опустился тактический шлем, перед глазами появился красный прицел и вид ближайшего космоса. Чарис повернула оружейную башню так, чтобы стал виден пиратский крейсер, затем приблизила изображение и экран заполнил серебристый, хищно вытянутый корпус.
«Келли-Келли действительно очень хорошо поработала с системой наведения. Обычно у таких пушек оптика слабенькая, а тут на большом расстоянии звездолет видно как на ладони».
«Ласточку» тряхнуло, и началась безумная пляска.
На экране Чарис видела красные точки – выстрелы крейсера. Луиджи уходил от них, совершая немыслимые виражи. «Ласточка» крутилась по спирали, ухала вниз, взмывала верх, двигалась по параболе. Чарис мотало из стороны в сторону, ее то вдавливало в кресло, то швыряло вперед, и если бы не ремни безопасности, она бы врезалась головой в стену. В один миг на тело наваливалась немыслимая тяжесть, в другой становилось легко-легко. Из-за резких перемещений звездолета скачки искусственной гравитации колебались в опасных для организма обычного человека диапазонах, но модифицированное тело Чарис выдерживало перегрузки.
«И не такое бывало».
Чарис старательно ловила крейсер в прицел, терпеливо ожидая удобного момента. Заряды следовало экономить, стрелять только наверняка.
Майор расслабилась и принялась мысленно повторять заученную еще в интернате мантру.
«Я камень на берегу кристально-чистого ручья. Я спокойна и сосредоточена. Ну, иди к мамочке кораблик. Иди к мамочке».
«Ласточка» перевернулась, Чарис повисла вниз головой, но даже не заметила этого. Она нажала пусковую кнопку точно в нужный момент. Позитронный заряд со скоростью света пронесся сквозь пространство и ударил в двигатели серебристого крейсера.
На экране расцвел огненный цветок, Чарис быстро уменьшила масштаб и с удовольствием наблюдала, как минуту назад опасного космического охотника теперь сотрясает дрожь.
«Получи, сука».
Чарис победоносно ухмыльнулась.
«Ласточка» вернулась в нормальное положение, и майор отстегнула ремни безопасности.
Не верилось, что удалось отделаться от пиратов с минимальными потерями.
«Я недооценила экипаж, моя ошибка. Луиджи действительно отличный пилот, а Келли-Келли гениальный техник».
В коридоре Чарис разблокировала дверь каюты девушки-инженера, затем постучалась к Тоби.
- Выходите, опасности больше нет.
Келли-Келли вихрем вылетела из каюты.
- Мы победили? Победили?
- Да, мы победили, - с усталой улыбкой ответила Чарис.
Тоби не спешил покидать каюту, он осторожно выглянул в коридор, подозрительно осмотрелся.
- Безопасно? Точно?
- Я подбила один из их двигателей, - пояснила Чарис. – Если он не хотят распылить себя по космосу, то прекратят преследование. Кстати, хочу отметить, что улучшенная система наведения работает отлично. Благодаря ей я попала с первого выстрела, сэкономила снаряды. Келли-Келли, отличная работа.
От похвалы безумная любительница техники просияла, затем залилась пунцовым румянцем, особенно заметном на бледной коже.
- Да я что, я ничего. Из подручных средств соорудила, - промямлила она, смущенно скрутив руки в узлы.
Чарис решила, что похвалы с девчонки хватит, а то возгордится, и прошла в рубку. Инженеры потянулись следом. Луиджи встретил их широкой улыбкой.
- Черные дыры, Чарис, это было потрясно! Как ты их подбила!
- С одного заряда, - вставила довольная Келли-Келли.
- В нашей победе больше вашей заслуги, сэр, - заметила Чарис, стараясь соблюдать справедливость и заоднаким отвести от себя лишнее внимание. – Прошу прощения, что сомневалась в ваших способностях пилота. У вас талант. Даже не верится, что вы не служили в армии, такие навыки можно приобрести только в бою…
«Хотя с чего я взяла, что он не воевал? Если он не рассказывает, это еще ничего не значит».
- Я просто родился со штурвалом в руках, - Луиджи весело рассмеялся, потирая темечко.
Чарис показалось, он чего-то не договаривает. Чтобы так уворачиваться от огня крейсера одного таланта мало.
Вдруг запищал комм.
Члены команды недоуменно переглянулись.
- А вдруг они уже починили двигатель, и теперь снова будут требовать треть груза? – упавшим голосом спросил Тоби.
- Невозможно, - отрезала Чарис.
Она сделала шаг к комму, но Луиджи ее опередил.
- Все-таки я капитан, - заметил он. – Пора мне сказать пару ласковых нашему приятелю.
Он включил связь. На экране появился все тот же загорелый мужик. Он опять улыбался, но уже не хищно, а с какой-то бесшабашной удалью. Так люди смеются над не фатальным, но все же неприятностями.
- Вы хороши, засранцы, - заявил загорелый, но тут же удивленно вскинул брови. – А где бой-баба?
- Я за нее, - с ухмылкой ответил Луиджи.
- Не смей оскорблять нашу Чари! – взлез в разговор Келли-Келли, она поднырнула под локоть капитана и показала экрану комма язык. – Это она вас подбила!
Чарис осталась невозмутимой, в свое время ее как только не называли, «бой-баба» по сравнению с руганью Швайнера – ласковое прозвище.
Луиджи слегка отпихнул Келли-Келли и погрозил ей пальцем так, чтобы не было видно с экрана. Чарис поймала девчонку за ворот рубахи и оттащила в сторону.
- Спасибо, конечно, что заступилась, но лучше не лезь в разговор старших по званию, - проворчала Чарис.
- Бу-бу-бу, - передразнила Келли-Келли, но хотя бы замолчала.
- Что ж тогда ваша Чари отличный стрелок, - сказал тем временем пират так непринужденно, будто это не он несколько минут назад палил по «Ласточке» из всех стволов. – А ты сам кто, чувак?
- Я – капитан этого звездолета, - Луиджи подбоченился.
- Тогда поздравляю, у тебя отличные стрелок и пилот. Не ожидал от вашей развалюхи такой прыти.
Пират зычно расхохотался.
- Вы прикольные, чуваки.
Луиджи ответил задорной улыбкой.
- Да ты тоже классный парень, жаль, что пират.
- Будете еще в нашем секторе – полетаем, - загорелый отсалютовал.
- Обязательно, - пообещал Луиджи.
Пират отключился.
Чарис мысленно взвыла.
«Похоже, не один Луиджи грезит о космических приключениях. Е-мое, загорелый придурок ведет себя так, будто мы тут дуэль устроили. Прямо как в голокино про пиратов! Меня окружают одни психи: команда – психи, бандиты – психи».
Рядом с Чарис «психи» отплясывали победный танец и орали во всю мощь легких. Капитан подхватил обоих инженеров, по сравнению с ним казавшихся совсем детьми, и закружил по рубке.
- Победа! Победа! – кричал он.
Келли-Келли визжала, Тоби глупо улыбался от уха до уха.
Чарис фыркнула, подавляя смех, и уже собралась ретироваться, но Луиджи ее засек.
- Чарис, можно нарушить твою зону комфорта? – весело вопросил он.
Майор уже хотела вежливо послать его, но передумала.
«Ладно, один раз можно».
- Нарушай, - разрешила она.
Луиджи протопал к ней, и Чарис оказалась зажата в кольце его ручищ, вместе с Келли-Келли и Тоби.
- Мы сделали это. Мы победили все вместе, - значительно проговорил Луиджи. – Помните, мы работали вместе.
- Лу, задушишь ведь, - прохрипел Тоби.
- Победа! Победа! – кричала Келли-Келли.
«Может быть, они и психи, но психи славные», - подумала Чарис.
Когда через два часа «Ласточка» нырнула в гиперпространство, и опасная зона осталась далеко позади, Луиджи предложил отметить победу над пиратами. Виски не осталось, поэтому пили обычный напиток звездолетчиков – «тормозную жидкость». На самом деле это был почти чистый спирт. Чарис как обычно отказалась, и остальные члены команды накачивались за нее. Луиджи напрочь лишенный слуха начал выводить «В космические дали мы летим!», Келли-Келли аккомпанировала ему, отбивая такт ложками по бутылкам. Тоби повязал на голову тряпку, прыгал на столе и орал «банзай!». Чарис поймала себя на том, что умиляется, глядя на них. Такие забавные, такие простые и добродушные.
Келли-Келли быстро развезло, она стала воинственно размахивать стаканом и толкать грозные речи.
- Мы всех победи… ик… им! Мы лучшие солдаты во Вселенной! Организуем свою армию!
- Угомонись, угомонись, - увещевал ее более трезвый Луиджи.
- Воевать не так легко, как тебе кажется, - резче, чем следовало, сказала Чарис.
Стоило бы промолчать, но майор не сдержалась: ее раздражало, когда гражданские начинали рассуждать о войне, когда на самом деле даже близко настоящего сражения не видели.
- Пфф, тоже мне, самая умная выискалась, - мгновенно завелась Келли-Келли. – Мисс «Я крутой супер-солдат». Ха, как будто это так сложно, палить по крейсеру из пушки, небось не ты это оружие делала в поте лица, ты только кнопки нажимаешь.
- Келли-Келли! – на памяти Чарис Луиджи впервые повысил голос. Хмель с него мгновенно слетел, лицо стало строгим, даже суровым.
- Келли-Келли, извинись.
- Не буду, - уперлась девушка. – Где она вообще воевала, чтобы так выпендриваться?
- Келли-Келли!
В душе Чарис поднялась холодная ярость, майор попыталась ее подавить, но безуспешно.
- Рассказать, где я воевала? – опасно тихим голосом спросила Чарис.
- Не надо, - в разговор влез Тоби, переводя взволнованный взгляд с майора на Келли-Келли и обратно. – О таком не надо вспоминать во время полета, еще накличем беду.
- Келли-Келли, поговорим, когда протрезвеешь, а сейчас просто извинись, - в тоне Луиджи было столько льда, что Чарис даже забыла о своей злости.
«Умеет, когда нужно, приструнить, подчиненных».
Проняло даже пьяную Келли-Келли, она поникла, с минуту посидела молча, потом зыркунла на Чарис исподлобья. Ну прямо провинившаяся пушистая шинха. Все раздражение тут же ушло, и майору захотелось ласково растрепать девчонке волосы.
- Прости, Чари, я часто не думаю, что говорю. Я не со зла… Не понимаю, чего все так всполошились-то? Ты участвовала в каком-то жутко важном сражении?
- Данибской мясорубке, - коротко пояснила Чарис.
Тоби втянул голову в плечи.
- Давайте не будем об этом, пожалуйста.
Келли-Келли сложила руку в знак вопроса.
- Что за Данибская мясорубка такая?
Чарис изогнула бровь.
- Ты не знаешь?
- Неа, во время войны я жила на дальней станции. Да и вообще не интересуюсь я всем этим: сражения, тактика… Скукота.
- Я же просил! – взывал Тоби.
- Действительно, давайте не будем об этом, - поддержал его Луиджи. – Мы собрались отпраздновать победу, а не говорить об ужасных сражениях прошлого. Ты потом сможешь найти информацию в комм-сетки. Хорошо, Келли-Келли?
- Я могу рассказать, - с каким-то мстительным удовлетворением произнесла Чарис. – Из первых уст будет познавательнее.
Она снова ощутила легкую злость, что-то подталкивало ее изнутри, слова сами срывались с губ.
- Расскажи, - еще не до конца протрезвевшая Келли-Келли не понимала, что просит.
Луиджи озабоченно взглянул на Чарис, похоже, что-то заметил в ее глазах и нехотя кивнул.
- Если ты, правда, хочешь рассказать, то рассказывай.
Чарис набрала в грудь побольше воздуха и заговорила.
- Во время сражения у Данибы-3 Центаврианская Империя применила новейшую разработку – психолуч. Как мне позже объяснили, это оружие создает колебания в темной материи или что-то подобное. Я нихрена не поняла, да и подробности уже засекречены, а психолуч вошел в список запрещенного оружия. Центавриане ударили по трем кораблям наемного флота Хвана, и примерно две третьи команды, тем, у кого психика была чуть послабее, спятили. Они начали убивать своих, а трупы… пожирали. Представляете, вот стоишь ты с другом у электромагнитной пушки, подтаскиваешь ему снаряды… И тут бац – он бросается на тебя, впивается зубами тебе в руку и отрывает шмоток мяса… Центавриане даже не пытались сбить наши оставшиеся без управления звездолеты, решили подождать, пока мы друг друга перебьем, и потом захватить неповрежденные корабли. Суки. В общем мы, те, кто не сошли с ума, забаррикадировались в коридоре, ведущем к рубке. Мы пять часов отстреливались от орды брызжущих слюной безумцев, которые совсем недавно ели с нами в одной столовой, смеялись, играли в карты… Когда нас осталось пятеро, мы заперлись в рубке. Уже готовились умирать. Но тут появился центаврианский десант, они добили уцелевших каннибалов, а нас взяли в плен.
Чарис говорила монотонно, как робот-уборщик. Но, похоже, от ее тона членам команды стало только еще более жутко. Тоби придвинулся к Келли-Келли, Лу насупился и буравил пол мрачным взглядом.
Сама Чарис давно привыкла к страшным воспоминаниям, она уже не просыпалась от кошмаров, и лишь боль тупой иглой застряла в сердце. Окровавленные лица друзей останутся с Чарис до самой смерти.
- Из нас пятерых двое скончались от ран, с остальных кораблей выжило еще четверо. В итоге семь человек – все что осталось от флота Хвана, - продолжила Чарис после минутного молчания. – Нас исследовали психологи, нашли абсолютно нормальными. Но…
Майор криво ухмыльнулась.
- Врачи могут говорить все, что угодно, но звездолетчики люди суеверные. Многие считают, что мы можем съехать с катушек в любой момент и боятся брать тех, кто пережил Данибу-3, на работу.
Вдруг послышалось всхлипывание. Келли-Келли утерла нос тыльной стороной ладони, снова всхлипнула.
- Какой ужас, - выдавила она. – Но так же нельзя! Нельзя так поступать с людьми!
Чарис риторически пожала плечами.
- Все можно.
Келли-Келли еще раз всхлипнула, яростно тряхнула головой.
- Прости меня, Чари, вот правда, прости, - пылко воскликнула она. – Я же не знала, что у тебя такое было.
- Надо читать резюме новых членов экипажа, - пробурчал Тоби.
Луиджи молчал, изучая взглядом свои руки.
- Вы ведь тоже воевали, сэр? – обронила Чарис.
- Просто Лу, - поправил он ее с мягкой улыбкой. – Я не люблю обращение «сэр», оно напоминает о войне. Так ко мне обращались погибшие товарищи. Не хочу его слышать.
- Ясно, - Чарис не знала, что еще сказать.
«А я-то думала, он просто не любит формальностей».
- Е-моё, - охнула Келли-Келли. – Лу, так ты тоже воевал? А почему никогда не рассказывал?
- Потому что о таком не рассказывают за кружкой пивка в баре, - Луиджи продолжал улыбаться, все также мягко, светло и грустно.
- Ты потому принял меня в команду, не побоявшись славы данибского психа? Чтобы поддержать товарища-ветерана? – Чарис сама удивилась своему вопросу.
Луиджи взглянул на нее необычно серьезно.
- Да, раз власть и общество выбрасывают искалеченных войной людей, кто-то должен им помогать.
Его улыбка стала искристой, задорной.
- А еще потому, что ты была идеальным дополнением к нашей безумной команде!
Келли-Келли и Тоби облегченно рассмеялись, Чарис почувствовала, как отлегло от сердца. Она ведь никому кроме психологов не рассказывала о Данибе-3, считала, что ей это не нужно. «Выговориться» - это отдушина для слабаков, думала она.
Оказалось, нет.
- Выпьем за нашу безумную команду! – возвестила Келли-Келли.
Чарис плеснула себе немного «тормозной жидкости» и чокнулась вместе со всеми. Не для того, чтобы выпить, а просто, чтобы что-то в этот момент объединило ее с командой.

***
Перед выходом из гиперпрыжка Чарис устроилась во втором кресле в рубке.
- Отдохнула бы лучше в своей каюте, - сказал Луиджи с улыбкой. – Неужели ты думаешь, что на нас нападут прямо на выходе?
- Лучше быть осторожными, мы чудом смогли отделаться от пиратов в первый раз, боюсь, на этом призванная икебаной удача закончится, - заметила Чарис, пристегивая ремни безопасности.
Луиджи не стал ее уговаривать, занялся многочисленным рычажками на приборной доске.
«Ласточка» плавно вышла из гиперпространства, Чарис уставилась на радар, Луиджи выключил позитронные двигатели, звездолет начал дрейф.
- Вот видишь, ничего страшного.
Капитан сладко потянулся.
- Эх, вот как доставим груз, получим остаток платы, сможем модифицировать двигатели. Купим необходимые детали прямо на Оксаре, оттуда уже полетим с одной остановкой. Я проложил курс через систему Цереры, там патрульные кишат. И никаких пиратов.
- Угу, - поддержала беседу Чарис, не отрывая взгляда от радара.
- Можно будет заглянуть в Нью-Вегас по дроге. Будет весело… Чарис, ты ведь останешься в команде после этого рейса?
Луиджи иногда любил задавать внезапные вопросы.
- Возможно, - неопределенно ответила Чарис. – Мы пока еще не добрались до Оксара, рано загадывать.
- Да ладно, отбились от одних пиратов, отобьемся и от других. У нас уже есть выработанная тактика.
- Она сработает только, если у пиратов не будет быстрого и маневренного звездолета, - возразила Чарис. – Или кью-захвата.
- Да ладно тебе, кью-захват такая дорогущая штука, разве могут простые пираты ей разжиться. Ты слишком пессимистична.
- Угу.
- А когда заработаем еще больше денег, можно будет полететь в Рейский уголок. Всегда мечтал там побывать. На трехмерных фото лазурная вода здорово смотрится, так и хочется искупаться.
- Ммм…
- Похоже «ммм» и «угу» твои любимые слова. Любишь мычать по коровьи?
- Что такое по коровьи?
Чарис даже оторвалась от экрана.
- Ты не знаешь? Вот, что значит, человек с технологической планеты. Корова – такое животное с рогами.
Луиджи приставил два пальца к голове и сделал вид, что пытается боднуть Чарис.
- Му-у-у!
Майор с трудом подавила улыбку.
- Я не мычу, я просто даю знать, что я тебя слушаю.
- Вот как… А я думал, ты так угукаешь лишь бы отделаться.
- Нет, я не знаю, что сказать, но показываю собеседнику, что я внимательно его слушаю.
Луиджи озадаченно почесал темечко.
- Как все сложно.
На несколько минут они замолчали, Чарис снова сосредоточилась на радаре.
- Я никогда не устаю смотреть на звезды, - произнес Луиджи совсем другим тоном.
Чарис оторвала взгляд от экрана, посмотрела в иллюминатор: на черном бархате космического пространства блестели бриллианты. Двойная звезда системы Сайруса: синий и фиолетовый шар, на таком расстоянии казалась драгоценным камнем в роскошном ожерелье.
Чарис замерла, захваченная прекрасной картиной.
«Как же давно я не смотрела на звезды просто так».
- Пожалуй, вы правы, сэр. Мы стали забывать, насколько чудесная вселенная, - проронила она.
И тут радар запищал, на экране замигала красная точка.
«Ласточку» тряхнуло, Чарис вдавило в кресло. Луиджи, легкомысленно отстегнувший ремни безопасности, шлепнулся на пол и кубарем покатился к стене. На мгновение все лампочки на приборной панели вспыхнули тревожным алым цветом, освещение мигнуло и погасло, затем вспыхнуло вновь. Чарис не нужно было смотреть на строчки информации, побежавшие по радару, все признаки и так были на лицо.
- Мы попали в кью-захват, - сообщила она поднимающемуся с пола Луиджи.
- Но откуда у простых пиратов кью-захват? – ошарашено выдавил он.
- Видимо мы напоролись на один из подавшихся в разбой тяжелых крейсеров.
В этот момент в рубку ворвались инженеры.
- Что за дерьмо?!
- Мои бонсай!!!
Орали они поразительно синхронно.
- Какого хрена творится, я чуть башку не расшибла! – Келли-Келли показывала здоровенную шишку на лбу. – Лу, ты чего решил покрасоваться и показать чудеса пилотажа?!
- Мои бонсай! Они упали! Ветки сломались! – причитал Тоби.
- Тихо. Оба, - Чарис умела говорить негромко, но так, что ее сразу слышали и подчинялись.
Инженеры мгновенно смолкли.
- Противник взял «Ласточку» в кью-захват, - произнесла майор.
- Кью-чего? – переспросила Келли-Келли.
- Кью-поле позволяет сцепить два звездолета вместе, так что они не могут двигаться, как бы ни работали двигатели, - Луиджи избавил Чарис от необходимости давать объяснения. – Тут как-то замешана теория относительности, больше сказать не могу.
- Ну так давайте вдарим по этим засранцам из пушки, - Келли-Келли тут же загорелась боевым азартом.
- Мы не можем вдарить, - с неожиданной злобой проговорил Тоби. – Поведение заряда в кью-поле невозможно предсказать, он вполне может изменить траекторию и ударить по нам самим. Стрелять ни в коем случае нельзя.
- Но тогда пираты тоже не могут стрелять… - начала Келли-Келли.
- А им и не нужно, они просто отправят к нам десант и смогут захватить звездолет неповрежденным, - сказала Чарис.
Команде потребовалось минута, чтобы осознать сказанное.
- Десант… То есть сюда ворвутся вооруженные до зубов головорезы и начнут палить, - упавшим голосом проговорила Келли-Келли.
По стремительно бледнеющим лицам товарищей, Чарис видела, как до них доходит весь ужас происходящего. Это тебе не лихой загорелый пират, который давал время подумать, и от которого можно было откупиться частью груза. Теперь «Ласточка» столкнулась с жесткими профессионалами, для которых перебить маленькую команду транспортника – раз плюнуть. Противник был не где-то далеко, он вот-вот появится здесь.
- Без паники, - твердо произнесла Чарис. – У нас еще есть шанс. В десантный катер помещается не более десяти человек. Пятерых или даже больше нейтрализую я, вы запретесь в рубке и сможете отстреляться от остальных с помощью бортовых лазеров.
- Чари, но ты же… - жалобно прошептала Келли-Келли.
- Нет времени на разговоры, - майор бросила взгляд на радар. – Десантный катер уже движется к нам.
Чарис быстро прошла к двери, спиной она чувствовала взгляды команды. На пороге она все же остановилась, обернулась, собираясь еще раз подбодрить товарищей. Майору вспомнился суровый сухой старик, который вел в интернате военную историю. На первой лекции он сказал: «Запомните, настоящий солдат не тот, кто убивает. Настоящий солдат тот, кто защищает. Спасти гражданских – вот ваш долг. И пока вы способы дышать, ни один человек не должен пострадать».
- Не волнуйтесь, ребята. Я защищу вас, - сказала Чарис. – Ведь для этого я здесь.
Они смотрели на нее со страхом, надеждой, болью. Первым не выдержал капитан, подошел, пробурчал «к черным дырам зону комфорта», стиснул Чарис в объятиях. Подлетела Келли-Келли, повисла у майорана руке, бормоча что-то бессвязное. Подошел и Тоби, сунул Чарис в руку какой-то кусочек пластика.
- Это талисман, мне подарили на первый день рождения, он приносит удачу, - едва уловимый шепот.
- Ты только не вздумай помирать, - пробормотал Луиджи, разжимая руки.
- Не вздумай, - Келли-Келли погрозила Чарис кулачком.
- Я постараюсь, - только и смогла выдавить Чарис.
Она со всей ясностью осознала, что готова с радостью отдать жизнь за этих людей.
Покинув рубку, Чарис положила талисман Тоби в карман брюк и прошла к техническому отсеку, облачилась в боевой скафандр и, сняв верный бластер с предохранителя, заговорила во встроенную рацию.
- Как слышно, прием.
- Слышим хорошо, - ответил Луиджи. Его голос звучал спокойно и сосредоточенно, капитан отбросил страх.
- Сообщайте мне о передвижении противника за бортом.
- Катер приблизился к нам. Из него вышло десять человек в скафандрах, они собрались у люка. Взламывают его.
- Вас поняла.
«Люк они взломают примерно через десять минут».
За это время Чарис успела перетащить из технического отсека несколько ящиков, устроила посреди коридора возле люка баррикаду. Она спряталась за импровизированной стеной, заняла позицию для стрельбы.
Теперь пришло время нанитов.
«Активировать нано-машины. Уровень синхронизации – сорок процентов».
Сорок процентов – стандартный боевой режим нанитов. Он позволял барсианцам двигаться быстрее, чем обычные люди, увеличивал силу. Использовать более высокий уровень синхронизации было чревато.
Едва Чарис отдала мысленную команду, как люк распахнулся. По коридору ударили выстрелы.
Мир для майора замедлился, зеленые дорожки от лучей бластеров медленно ползли по воздуху, как червяки, от них легко было уклоняться. Чарис высунулась из-за баррикады, метким выстрелом сняла одного из пиратов. Пригнулась, уходя от зеленого червяка, наклонилась вправо, затем влево. Выстрелила снова. Еще одно прямое попадание.
«Нужно положить как можно больше, пока они не поймут, что имеют дело с барсианцем».
Волнения не было, Чарис действовала, как идеально настроенный механизм. Коим она и являлась – машина, заточенная для войны.
Майор выстрелила в третий раз, но очертания фигуры пирата неожиданно размазались, черный скафандр превратился в кляксу.
«Барсианец!»
Темная туша упала на Чарис сверху, мощный удар едва не пробил лицевую пластину шлема. Майор изогнулась, попыталась выстрелить. Пират поймал ее руку, вывернул. Бластер со стуком отлетел куда-то за ящики.
Двое барсианцев сцепились, покатились по полу, осыпая друг друга ударами.
Краем глаза Чарис успела заметить, что остальные семеро пиратов пробежали мимо них дальше по коридору.
«Дерьмо, дерьмо, дерьмо! Слишком много. Семь профи против троих не умеющих стрелять наивных мечтателей».
А Чарис никак не могла избавиться от барсианца. Силы были равны. Одинаковая подготовка. Одинаковый уровень синхронизации нанитов.
«Уровень».
Чарис решилась.
«Уровень – девяносто процентов», - отдала она мысленный приказ.
Это было самоубийство.
«Пока вы способы дышать, ни один человек не должен пострадать».
Мир замер, а на краю зрения Чарис появились ярко-алые цифры: 00:30.
У нее было ровно тридцать секунд до того, как кровяные сосуды не выдержат перегрузки и лопнут.
00:29
Черная фигура барсианца застыла с занесенным кулаком. Чарис свернула ему шею, легко, словно сломала прутик.
00:27
Майор отпихнула обмякшее тело, поднялась и побежала по коридору длинными прыжками. В голове осталась только одна мысль – убить.
00:15
У входа в рубку Чарис увидела шестерых. Еще один лежал на полу неподвижно. На потолке дымились две дыры – все, что осталось от лазеров.
00:10
Майор обогнула застывших пиратов, вынула из рук одного из них бластер.
Шесть выстрелов. Шесть трупов.
00:02
«Отключение», - отдала Чарис мысленную команду.
Все вокруг закружилось, майор покачнулась и рухнула на пол.
«Уложилась. Повезло».
Барсианцы использовали уровень синхронизации девяносто процентов только в экстренных случаях. И не только из-за опасности разрыва сосудов. Но этим прелести такого режима нанитов не ограничивались. Чарис ощутила, как начали неметь ноги.
- Пираты уничтожены, - флегматично сообщила она в рацию. – Меня нужно в течении пяти минут перенести в медотсек, иначе нервная система отключится.
Чарис ожидала, что товарищи вызовут ей робо-носилки, но дверь в рубку открылась, и в коридор ворвался Луиджи. Он сгреб майора в охапку и, грохоча, как бронетанк, пронесся по коридору к медоотсеку.
Капитан сунул Чарис в прозрачную капсулу, к тому времени торс майора уже полностью потерял чувствительность. Постепенно начали неметь руки и шея. Луиджи буквально сорвал с Чарис скафандр, смяв броню.
- Нужно впрыснуть мне гемаглохронит, - быстро сказала майор.
Луиджи лихорадочно осмотрелся, нажал нужные кнопки, и выдохнул только тогда, когда тонкие иглы шприцов сквозь одежду вошли в тело Чарис.
- Ты… ты… - заикаясь, начал капитан. – Ты чего с собой сотворила?!
- После гемаглохронита меня нужно будет заморозить до Оксара, - так же спокойно проговорила Чарис. - Там в госпитале должны быть более сложные аппараты, которые приведут меня в порядок.
Луиджи на мгновение спрятал лицо в ладонях, затем посмотрел на Чарис тяжелым взглядом.
- Спасибо, - уронил он, но тут же ухмыльнулся. – Мне конечно и раньше доводилось срывать с женщины одежду, но чтобы так поспешно, никогда.
Чарис хотелось бы поддержать его шутку, но…
- Еще рано расслабляться Пираты еще могут доставить нам неприятностей.
- Они пошлют новый десант, - рука Луиджи скользнула к бластеру на бедре.
- Если бы я была их командиром, я бы не стала рисковать людьми, посылая новую команду. Я бы, пользуясь, кью-захватом, подошла ближе к «Ласточке» и расстреляла ее двигатели из пушек. А затем предложила бы команде сдаться.
Луиджи нервно хохотнул.
- Хорошо, что ты на нашей стороне.
Топот, шипение, будто кто-то тормозит на скользком полу.
- Катер! Еще один десантный катер!
Бледная Келли-Келли ворвалась к медотсек.
Чарис выругалась сквозь зубы.
- Быстро в рубку.
Луиджи упрямо свел брови.
- Мы тебя тут не оставим.
- Выдерешь мед-кресло и потащишь меня в рубку? Не глупи. Действие гемаглохронита пройдет через полчаса, и без заморозки я умру.
Луиджи хмуро смотрел в пол и молчал, Келли-Келли всхлипнула.
- Я – солдат, я готова к смерти, - с нажимом произнесла Чарис. – Позаботьтесь о себе.
- Но мы не готовы к твоей смерти! – рявкнул Луиджи.
Вдруг «Ласточку» тряхнуло, свет мигнул. Капитан не удержался на ногах и повалился на пол, Келли-Келли удачно приземлилась сверху.
- Опять? – всполошился Луиджи.
Чарис скрипнула зубами от досады.
«Что там еще выкинули долабные пираты?»
- Я пойду проверю радар! – Келли-Келли выбежала в коридор.
Несколько напряженных минут Чарис и капитан вслушивались в ее шаги. Затем раздались приглушенные голоса. Вдруг Келли-Келли завизжала. Если бы майор могла двигаться, то мгновенно слетела бы с койки и бросилась на помощь.
Луиджи напрягся, но тут же расслабился, ободряюще погладил Чарис по руке.
- Не волнуйся. Это она от радости. Но с чего? Неужели пираты передумали и отозвали катер?
Через мгновение Келли-Келли втащила в медотсек взъерошенного Тоби.
- Мы их сделали! – заорала Келли-Келли. – Тоби их подстрелил!
- Он что? – не веря своим ушам, переспросила майор.
- Мы подбили пиратов, - гордо выдала девушка-инженер, но тут же смущенно поправилась. – Вернее Тоби подбил.
- Они сломали мои бонсай, - процедил выходец из империи.
- Так. Стоп. Ты стрелял по пиратам в кью-поле? – Чарис очень пожелала, что не может двигаться, руки так и чесались отвесить инженеру затрещину.
Пришлось вложить всю свою ярость в голос.
- Чем ты только думал! Повезло, что снаряд не попал в нас! Или все же попал?!
- Не попал, я все точно рассчитал, - проворчал Тоби. – Я прикинул искажение и вложил в компьютер пушки точную траекторию снаряда.
- И мы их подбили! – выпалила Келли-Келли, но под пылающим взглядом Чарис сникла и попыталась спрятаться за Тоби.
- Каков был риск? – встрял Луиджи.
- Эм… ну… - Тоби замялся. – Пятьдесят на пятьдесят.
Чарис не сдержалась и цветисто выругалась.
Глаза Келли-Келли стали похожи на два блюдца.
- Я даже таких слов не знаю…
Майор сделала глубокий вдох, пригвоздила Тоби взглядом к полу.
- Ты избавил нас от угрозы пиратов. Молодец. Хвалю. Но. Никогда. Больше. Так. Не. Рискуй. Без. Моего. Ведома. Ясно?
- Ясно!
На тонких губах Тоби расцвела улыбка.
- Это им за мои бонсай!
И команда дружно рассмеялась. Чарис тоже попыталась улыбнуться, но мышцы лица ей уже не подчинялись. Гемаглохронит делал свое дело, майор чувствовала, как расслабляется тело, превращаясь в жидкое желе. Сознание затуманивалось, мысли текли вяло.
- Сигару бы… - сумела выдавить Чарис прежде, чем провалилась в черноту.

***

Открыв глаза, Чарис увидела белоснежный потолок. Комнату заливал яркий свет, пахло цветами. Сиренью?
Чарис осторожно села на кровати, осмотрелась. Да, точно, вон окно: легкий ветерок развевает тонкую занавеску, шуршат фиолетовые листья, в форточку заглядывают зеленые цветочки.
«Или я еще сплю или это больница на Оксаре. Скорее все-таки второе».
Скептический голос в душе отметил, что команда «Ласточки» все-таки довезла ее до больницы, не бросила. Причем больницы явно не самой дешевой. Рядом с кроватью Чарис мигал огнями здоровый ящик, тоненький провод тянулся от него к запястью майора. Аппарат диагностики и искусственного питания. Сама палата была чистенькой, на стене висело несколько картин с видами природы Оксара. Мило.
Чарис помотала головой, согнула и разогнула руку. Чувствовала майор себя отлично: отдохнувшей и посвежевшей. Удобно устроившись на подушке, Чарис подхватила с тумбочки свой мини-комм.
«Ребята даже позаботились принести мои вещи».
Майор зашла на свой счет.
«Пятнадцать тысяч кредитов. Хм, странно. Лечение должно было обойтись в кругленькую сумму. Неужели фирма заплатила нам больше?»
Дверь палаты распахнулась, и в комнату вплыл поднос. За подносом показались три счастливые физиономии.
- Чари, наконец-то ты проснулась! – воскликнула Келли-Келли.
- Вы что, под дверью дежурили? – майор не смогла скрыть изумления.
- Почти, - улыбнулся Луиджи. – Врачи сказали, что сегодня ты должна очнуться, и мы с утра ждали в холле. Робо-сестра только что сообщила, что датчики зафиксировали твое пробуждение.
- Вот, это тебе пожелания здоровья, - Тоби чуть приподнял с подноса вазу.
Новая икебана состояла из настоящих цветов: оранжевых, пышных и ярких.
- А вот и твои сигары! – возвестила Келли-Келли, тыча пальцем в пластиковую коробку.
Чарис уставилась на свое главное сокровище. Она бы никогда не призналась в этом команде, но сейчас все бы отдала за одну затяжку.
- Но как вы…
- Перед тем, как отключиться, ты просила сигару, - заметил Луиджи.
- И вы запомнили…
- Конечно, запомнили, - капитан застенчиво потупился. – Ты извини, когда тебя перевозили в больницу, нам пришлось собирать твои вещи. Тогда-то мы нашли сигары, и поняли, о чем ты говорила. Мы старались быт осторожными, мы понимаем, тебе, как барсианцу, не приятно, когда копаются в твоих вещах.
Чарис махнула рукой.
- Да ладно тебе. Лучше скажи, фирма выделила нам дополнительный бонус за риск? У меня на счете аж пятнадцать тысяч кредитов, хотя все деньги должны были уйти на лечение.
Теперь уже смутились все трое, отводили взгляд, стараясь не смотреть на Чарис. Майор нахмурилась.
- Эй, что случилось? Выкладывайте.
- Мы скинулись тебе на лечение из наших зарплат, - проронил Луиджи.
Чарис ошалело заморгала.
- Но…
- Ты рисковала жизнью ради нас, - произнес капитан.
- Мы команда, - добавил Тоби.
- Ты – наш друг, Чари, - закончила Келли-Келли необыкновенно серьезно.
Чарис молча смотрела на них, а потом поняла, что нужно сказать.
- Где тут ближайший робо-юрист? Будем заключать долгосрочный контракт.
И специалист по безопасности «Ласточки» улыбнулась впервые за долгие годы.
- Обнимашки! – громогласно объявил Луиджи.
Все трое набросились на Чарис, но она не стала возражать и говорить о своей зоне комфорта. Потому что чувствовать рядом тепло других людей было так чудесно…
- Чари, а теперь я могу взять твою кровь на анализ?
- Нет.
- О, смотрите, Чарис улыбается!
- Нет.
- Я же вижу.
- Ну, капельку…
- Улыбается, улыбается.
- Нет, я сказала!!!
запись создана: 04.05.2014 в 15:22

@темы: фанфик, соционика

URL
Комментарии
2014-05-18 в 12:29 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
- О, смотрите, Чарис улыбается!
- Нет.
- Я же вижу.
- Ну, капельку…
- Улыбается, улыбается.
- Нет, я сказала!!!


АААААА!!!!!!! :weep3: :laugh:
Как же это всё прекрасно!!!!!!!
:woopie:

2014-05-18 в 12:41 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
sillvercat, мне понравилось писать про альфу) так привязалась к этим придуркам, даже хочется еще про них писать)

URL
2014-05-18 в 12:43 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Morrigan33,
и это ПРАВИЛЬНОЕ желание!!! Шай--бу!!! :bigkiss:

2014-05-18 в 12:47 

Morrigan33
Улыбаемся и машем!
sillvercat, в проде будет хитрое Гамло, охмуряющее милую, наивную Доночку))))

URL
2014-05-18 в 20:03 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Morrigan33,
БОЖЕ!!! Я ХОЧУ ЭТО!!! :love:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мы белые и пушистые. Рико, гранатомет, пожалуйста.

главная